Пресса

Джон Кампфнер: "Путин скажет вам спасибо"

РБК daily Марина Латышева
В издательстве Corpus вышла книга известнейшего британского журналиста Джона Кампфнера «Свобода на продажу». Она о том, что сегодня в разных странах власти и общество заключили своеобразное соглашение, пакт. Люди с готовностью обменяли свои политические свободы на почти неограниченную свободу зарабатывать и тратить деньги. Сегодня в рамках совместного проекта Сахаровского центра и Agentura.Ru журналист представит свою книгу московской публике. Накануне презентации он ответил на вопросы корреспондента РБК daily Марины Латышевой.
 
— Расскажите о том, что вы называете пактом.
 
— Пакт — это соглашение между властью и средним классом, согласно которому власть дает среднему классу личные свободы (свободу иметь собственность, путешествовать, отдавать детей в хорошие школы) и словно говорит обществу: «Личная сфера — это ваше, и мы, власти, в нее не вмешиваемся. В то же самое время вы, народ, не вмешиваетесь в политику и большую экономику». Репрессии власти выборочны, касаются только тех, кто протестует, а их немного. По моему мнению, подавляющее большинство, может быть 95% населения всех стран, готовы принять пакт. Каждая страна имеет свою историю, географию, социальные особенности, но тенденции одинаковы. Если власть может гарантировать безопасность, материальный комфорт и частные свободы, то подавляющему большинству этого достаточно. Лучшей иллюстрацией пакта стал Сингапур. Подобная модель была экспортирована в Китай, Россию, страны Ближнего Востока, Восточную Азию, Африку, Латинскую Америку. На Западе, в так называемых демократических странах, пакт тот же, хотя условия отличаются. Уровень свобод тут выше, но и он ограничен. У нас в Великобритании был введен закон о слежке, благодаря которому власти могут быть в курсе электронной переписки людей, их активности в социальных медиа. И большинство не испытывают проблем в связи с этим.
 
— События 11 сентября 2001 года дали власти возможность ограничить политические свободы, используя безопасность как повод. Но разве экономический кризис не увеличит число протестующих?
 
— Потенциально это так: люди разозлятся, если государство не будет соблюдать условия пакта. Но верно и то, что во время кризиса люди более осторожны и, наоборот, протестуют меньше, так как боятся потерять то, что имеют. Консюмеризм — это как заморозка для мозга. К сожалению, мы видим это в России. Да и везде. Средний класс, из-за того что он не страдает физически и экономически, в политическом смысле менее злой. Поэтому существующая модель так устойчива.
 
— Можете соотнести с проблематикой книги нынешние политические протесты в России?
 
— Протесты имеют значение, потому что они случились, информация попала на ТВ и люди узнали о них. Но этого было недостаточно для того, чтобы по­следовали значительные изменения в системе. На мой взгляд, причины того, что российская оппозиция далека от успеха, в том, что Путин сумел изолировать ее от населения. Конечно, сыграла свою роль историческая изоляции Москвы от остальной России. Но ведь это не исключительно российский феномен. Всегда есть разница между живущими в столице или больших городах и остальным населением. В Китае, если ты живешь в Пекине или Шанхае, ты думаешь совсем по-другому, не так, как люди, обитающие в других частях страны...

ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО