Пресса

Журнал GQ выбрал 10 лучших книг уходящего года

Ксения Рождественская GQ Ксения Рождественская

Постоянные авторы блога "Ревизор" журнала GQ начали подводить итоги, чтобы в течение оставшихся до новогодней ночи дней выбрать все лучшие культурные произведения, которые сделали наш 2013-й. Десять (на самом деле одиннадцать) лучших книг собрала Ксения Рождественская. Среди них есть и несколько книг издательства Corpus.

 

Виктор Сонькин "Здесь был Рим"

Не путеводитель, но признание в любви, не рассказ об истории Древнего Рима, но попытка открыть его в Риме сегодняшнем. В главе о Колизее Сонькин пишет, что разрушения дают нам возможность увидеть Колизей изнутри, таким, каким его никогда не видели древние римляне; книга перенастраивает читательский взгляд так, чтобы мы видели одновременно античность и современность, понимали механизм города, не сломавшийся, но обнажившийся за две тысячи лет. "Здесь был Рим" нельзя свести к сборнику исторических анекдотов, хотя их тут предостаточно, есть даже про тещу (Адриан был единственным мужчиной в истории, который сделал свою тещу богиней). Анекдоты — лишь один из способов рассказать о страсти, а Сонькин — великолепный рассказчик, умный, ехидный и уверенный.

 

Владимир Сорокин "Теллурия"

Может показаться, что "Теллурия" — это отвердевшая, заледеневшая версия сорокинской же "Нормы": судьбы России на разные голоса, только герои не говно ежедневное едят, а вгоняют себе в голову теллуриевый гвоздь. Гвоздь дает нечеловеческие силы и уводит в галлюциногенное счастье, но, если забить неточно, можно и помереть. Россия, тем временем, как раз помирает, распадается на мелкие осколки, тонет во тьме Нового Средневековья. Роман и сам состоит из осколков — рассказов, сказок, баек, дневниковых записей, шизофренического многоголосья. Читатель получает дозу облучения чужим экстазом: мало кто лучше Сорокина умеет писать о физиологии, в том числе — о физиологии целой страны. Симптоматично, что две главные книги года — "Лавр" и эта, как и главный российский фильм года — "Трудно быть богом" — оказались о Средневековье.

 

Арт Шпигельман "Маус"

Комикс о Холокосте, в котором евреи — мыши, а немцы — кошки. (Есть и французы-лягушки, поляки-свиньи, американцы-собаки. Ничего личного.) Шпигельман нарисовал "Мауса" в 80-х – начале 90-х, комикс был отмечен Пулитцеровской премией. Сын-художник приходит к пожилому отцу, прошедшему войну и концлагерь. Мать покончила с собой, отец теперь живет с другой женщиной, сын хочет нарисовать комикс о семейной истории. Воспоминания отца — то трогательные, то страшные — сын превращает в книгу о мышах. Самые удивительные страницы, правда, посвящены не лагерю ("Маушвицу") и не истории любви, а "реальной" жизни, в которой автор "Мауса" — не мышь, а небритый мужик в мышиной маске. Вот что действительно страшно.