Пресса

Ценные мысли на бегу

Артём Пудов  Частный Корреспондент Артём Пудов

Новую книгу Умберто Эко "Сотвори себе врага. И другие тексты по случаю", вышедшую в московском издательстве Corpus, можно считать удачной попыткой автора и поговорить с читателем на разнообразные насущные темы, и обобщить мысли, уже высказанные на страницах его предыдущих книг.

Умберто Эко – семиотик, литературовед, философ, признанный во всём мире; автор романов, своей изощрённостью и многомерностью напоминающих, скорее, не обыкновенную прозу, а настоящие интеллектуальные "лабиринты"; талантливый эссеист и публицист, всегда высказывающий свою частную точку зрения, порой расходящуюся с общепринятыми стандартами. О чём бы не писал Эко – будь то философский подтекст "Улисса" Джеймса Джойса, грязные политические игры Сильвио Берлускони или состояние современного телевидения, он всегда мастерски владеет словом, находит неожиданные параллели, сравнивая древность и настоящий день, а также обладает качествами настоящего эрудита, не только запоминающего интересные факты, но и способного их всесторонне проанализировать. Новую книгу Умберто Эко "Сотвори себе врага. И другие тексты по случаю", вышедшую в московском издательствеCorpus, можно считать удачной попыткой автора и поговорить с читателем на разнообразные насущные темы, и обобщить мысли, уже высказанные на страницах его предыдущих книг.

Сборник состоит из пятнадцати "текстов по случаю" и небольшого предисловия Михаила Визеля, одного из переводчиков книги, разъясняющего концепцию "Сотвори себе врага". Одноимённый текст целиком посвящён воображаемым недругам, создаваемым мощью наших предрассудков и стереотипов. Жестокость иммигрантов, плутовство и жадность евреев, женское скудоумие, высокомерные мысли о превосходстве одной культуры или религии над другой – эти и многие другие традиционные заблуждения развенчивает в центральном тексте знаменитый филолог и писатель. Содержание выступления на конференции "Миланезиана" "Абсолют и относительность" напрямую связано с семиотикой, излюбленной наукой Умберто Эко. Сопровождая свои рассуждения множеством конкретных примеров и цитат из различных областей знания (от Кузанского и кардинала Ратцингера до Джойса, Данте, Малларме), автор доходчиво объясняет, что же, по его мнению, означают эти два расплывчатых философских понятия. В третьем тексте "Пламя прекрасно" о роли огня в мировой культуре Умберто Эко сначала с неудовольствием аттестует пламя как наиболее редко встречающуюся в наши дни стихию, а потом погружает читателя, заинтригованного нестандартной тематикой статьи, то в античный мир, вспоминая о Платоне, Гераклите, Плотине, то в эпоху алхимических экспериментов, парадоксально заканчивая свой "гимн огню" цитатой из Будды.

Знаменитый итальянский автор – не фокусник, искусно жонглирующий редкими фактами на потребу публики. Эко внимательно подходит к отбору цитат, примеров и тщательно взвешивает свои слова. Известно высказывание, в котором Умберто Эко "принизил" роль вдохновения - некоей таинственной музы, осеняющей писательский разум, и воспел тяжкий и невыдуманный писательский труд. Даже тексты "по случаю", вопреки своему названию, у Эко вышли далеко не случайно многогранными, емкими и традиционно дискуссионными.

В "Охоте за сокровищами" Умберто Эко одновременно и иронично, и уважительно отзывается о профессиональных коллекционерах и простых любителях поисков реликвий. По мнению писателя, люди, увлекающиеся подобным хобби, преследуют как меркантильные цели, так и испытывают "мифо-материалистические импульсы": прикоснуться к частичке святого, вечного, божественного. В "Эмбрионах без царствия небесного" Умберто Эко обращается к наследию знаменитого философа и богослова Фомы Аквинского, чья точка зрения по вопросам медицинской этики явно близка самому писателю. В двух наиболее злободневных текстах – "Глянец и молчание" и "Размышления о "Викиликсе" - итальянский учёный выражает резко отрицательную позицию по поводу шумихи вокруг знаменитостей, искусственно создаваемую глянцевой периодикой, а также волны электронных разоблачений "сильных мира сего". Умберто Эко в "Сотвори себе врага". В этом сборнике представлены два текста, снабженные иллюстрациями и напоминающие междисциплинарные экскурсы. В первом из них Эко повествует об истории трансформаций наших представлений о мире ("Воображаемые астрономии"), во втором - о географических утопиях ("Почему остров так и не был найден").

Особое место в книге "Сотвори себе врага" занимают тексты на литературные темы. Умберто Эко в тексте "Скисшие лакомства" рассказывает о необычном творчестве друга-писателя Пьеро Кампорези, занимающегося своеобразной "кулинарией наоборот". Кампорези собирает и систематизирует сведения о разнообразных извращениях, связанных с едой, и по итогам изучения этого вопроса выпускает крайне оригинальные книги-исследования. Помимо "Лакомств", Эко предлагает читателю мемуарный текст "Группа – 63", сорок лет спустя", юмористическую "рецензию" на книгу о чудовищно бредовом мире будущего ("Остров поговорок"), рассуждения о стилистике бульварных романов ("Я – Эдмон Дантес") и небольшую литературоведческую работу об особенностях творчества Виктора Гюго ("Увы, Гюго!". Поэтика избыточности").

За простотой изложения таится невиданная сложность: в тексте о литературном объединении экспериментаторов- друзей Умберто Эко "Группа-63" писатель затрагивает тему вечного противостояния авангардного и традиционного искусств, а при анализе романов Гюго Умберто Эко демонстрирует давно признанного, увенчанного лаврами писателя в новом ракурсе, способного удивить даже признанных знатоков Виктора Гюго. Наконец, последний литературный текст "Только Улисса нам не хватало" построен как коллаж из критических отзывов о Джеймсе Джойсе, громящих на чём свет стоит ныне признанного во всём мире модерниста:

"В действительности такие иностранные писатели, как Джакомо Джойс, Давиде Эрберто Лоуренс, Томмазо Манн, Джулиано Хаксли и Андреа Жид, пожертвовали своей серьёзной, поэтичной правдой, принуждая себя к небольшим и элегантным акробатическим трюкам… Все эти с трудом отличимые друг от друга "европейцы" носят на лице дьявольскую усмешку – усмешку человека, который зная настоящую, большую истину, принимается с истиной играть. Истина, которой они обладают и вокруг которой устраивают свои опасные игры, - истина поэтическая, их подлинное чувство, которое они дружно растрачивают. Каждый на свой собственный лад, но все они подчиняются одному и тому же стремлению: воздвигнуть башню интеллектуальной лжи. И не кто иной, как Джойс отличился здесь сверх всякой меры. Его хочется сравнить с козой, которая вознамерилась во что бы то ни стало родить пса".

Остроту тексту добавляет его документальная основа: именно так поносили Джойса в 20-30е годы прошлого столетия.

Причудливо соединив аналитическое и сиюминутное, перемещая читателя между эпохами, странами и взглядами, относясь с одинаковым почтением и к еретическому тексту, и к научной монографии, универсалист Умберто Эко создал занимательную книгу "текстов по случаю" с разнообразнейшим содержанием, в которой "простой читатель" оценит чёткий стиль изложения, а "интеллектуал" обязательно насладится подтекстом.


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО