Пресса

Михаил Идов. Операция "Черри"

Colta.ru

В издательстве Corpus выходит книга Михаила Идова — американского писателя, работающего сейчас главным редактором журнала GQ в Москве. Памятуя о давнем сотрудничестве с автором (один из вошедших в книгу рассказов публиковался еще на OpenSpace.ru), COLTA.RU  публикует текст из его нового сборника "Чёс".

Итан Кирш предал Соединенные Штаты Америки 10 июля 1984 года. Измена оказалась страшно неромантичной. Кирш воображал людное место; два одинаковых чемоданчика, щека к щеке, как близнецы в финале индийского фильма; быстрый, по-балетному элегантный обмен. В вестибюле "Холидей Инн" в Огайо, выходившем окнами на унылый отрезок шоссе 484, ничего подобного не произошло. Что самое возмутительное, контакт как будто скучал. Это оказался невысокий жилистый мужчина в спортивном костюме "Адидас" с лишней полоской. Он представился (уже плохо) Джеффом (того хуже) и пожал руку с избыточным энтузиазмом офисного стажера. Стоит ли говорить, что у него не было такого же чемоданчика, как у Кирша. У него вообще не было чемоданчика.

До этого мгновения у Итана хотя бы оставалась последняя иллюзия: деньги. Кэш. Купюры, собранные в достаточном количестве, чтобы приобрести заметное третье измерение и из разряда обещаний перейти в разряд обещанного, радовать самим своим существованием. Деньги, сухие и скользкие, плотной пачкой — плотной, как задница порнозвезды, как кирпич тюремной стены. Вместо этого он получил клочок бумаги с длинной загогулиной из цифр. Контакт протянул, предатель взял. На этом и встреча, и измена подошли к концу.

Жадное изучение бумажки показало, что первые одиннадцать цифр — это чей-то телефон в третьеразрядной стране. (Итан считал, что, поскольку код США — единица, коды других стран отражают их сравнительную значимость.) Дальше шла мешанина из цифр и букв, в которой порой было трудно отличить одно от другого. Итан вернулся в номер и набрал цифры на пожелтевшем телефонном диске. Он услышал пронзительное трехзвучие, и робот провинциальным голосом отчитал его за то, что он не набрал девятку. Он повиновался, прозвучала другая мелодия; другой голос, на этот раз уютно-британский, порекомендовал набирать 011 перед кодом страны. Номер теперь состоял из 15 цифр. Кирш совершил очередную попытку и, конечно, забыл девятку. Когда ему в ухо вонзился уже знакомый писк, он в отчаянье бросил трубку. Ему еще никогда не приходилось звонить за границу; процесс оказался потруднее расшифровки иероглифов.

Кирш закрыл глаза, представил, что номер — это строка компьютерного кода, как в лаборатории, и победил. Наградой ему были тишина, несколько щелчков, дребезжащее эхо чужого разговора про "доставки" и "объемы" и, наконец, гудки в иностранной тональности. Женский голос ответил по-немецки.

— Э-э, — сказал Кирш.

Тот же голос повторил, вероятно, ту же самую фразу по-французски.

— Нон, — сказал Кирш. — Но парле.

— Вам позвать кого-нибудь, кто говорит по-японски? — спросил голос, теперь по-английски.

— Нет, — в ужасе ответил Кирш. — Не надо, не надо. Я американец. Звоню из Огайо.

— Отлично, — сказала женщина. Прозвучало еще несколько щелчков. — Номер счета при вас?

Итан хотел было повесить трубку, но сообразил, что номер счета — это остальные цифры и буквы. Он продиктовал их по одной. Это заняло некоторое время.

— Чем я могу вам помочь? — спросила женщина.

— Это банк?

— Да, — сказала она терпеливо, — это банк.

— Тогда, наверное, — он сглотнул, — я бы хотел узнать состояние счета.

— Конечно. Только мы не можем сообщить эту информацию никому, кроме единоличного держателя счета.

— А кто держатель?

— Держатель анонимен, сэр. Так устроены наши банки.

— Так я и есть держатель, — сказал Кирш.

— Тогда вы должны знать, сколько у вас денег.

— Ну а вы можете мне, не знаю, выдать пластиковую карточку?

— В настоящий момент, насколько мне известно, мы не выпускаем дебетовые карты.

— Ага, понятно. А я могу с этого счета заплатить за гостиницу?

— Боюсь, мы не из таких банков, сэр.

— Послушайте, фройляйн. Мои деньги у вас в банке. Как мне их оттуда достать?

— Это зависит от того, как вы их вложили, сэр. Когда речь идет о таких суммах, мы составляем индивидуальные соглашения, тщательно разработанные под конкретного клиента. Вам надо изучить свои документы, чтобы уточнить, как в них рассматриваются вопросы экстренного снятия средств.

— О таких суммах? — повторил Кирш. — О каких суммах?

— Сэр.

— Хватит меня называть "сэр". Хамство какое. Это потому что я американец, да?

— Нет.

— Ага, конечно. Где бы вы вообще были без нас?

— Тут бы и были, — ответила женщина.

Через два часа многоступенчатый банковский перевод, вымученный Итаном из его номера для новобрачных, поступил на фамилию Кирш в отделение банка "Комерика" в городе Троя, штат Мичиган. Примерно в это же время завлаб обнаружил кое-какие записи в адресной книге только что уволенного стажера и позвонил в полицию, а из полиции позвонили в "Холидей Инн" и обнаружили, что гость по имени Натан Керк часами названивает в Швейцарию.

Завлаб был мягкосердечный поляк родом из городка с канадской границы. Вопреки голосу разума (скоро он будет повторять это на каждом допросе — "вопреки голосу разума") он позвонил в люкс Итану и оставил следующее сообщение: "Итан. Это Тед из лаборатории, привет. Итан, ты сдурел, что ли?"

После чего следовали вздох, длинная пауза — и финал: "Ну елки-палки".


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО