Пресса

Избавиться от лженауки

Артём Пудов Частный Корреспондент Артём Пудов

28 ноября в рамках 17 Международной ярмарки интеллектуальной литературы non/fiction прошла дискуссия "Перспективы развития науки и биотехнологий в России". Известный российский ученый Александр Панчин рассказал нам о новых взлетах научно-популярной литературы, борьбе с лженаукой и проблемах российского научного сообщества.

— Александр, здравствуйте! Сегодня для Вас знаменательный день – в рамках 17-ой Международной ярмарки интеллектуальной литературы non/fiction (Центральный дом художника) Вы представляете свою книгу "Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей", вышедшую в издательстве Corpus. Не могли бы Вы вкратце рассказать об истории создания "Суммы биотехнологии"?

Александр Панчин: Здравствуйте. Тема ГМО интересует меня очень давно (я ведь все-таки окончил Факультет биоинженерии и биоинформатики МГУ). Одна из первых написанных мною статей в жанре научпопа с позитивным заголовком "Война против ГМО будет проиграна" была связана с генной инженерией и опубликована в "Новой газете" в 2008 году. В материале рассказывается о том, почему эта технология очень важна, чем полезна генная инженерия и так далее. После этого я написал еще некоторое количество статей на эту тему, начал читать лекции, несколько раз выступал на телевидении в качестве эксперта, а потом решил, что пора и книжку написать. Есть очень много аспектов, касающихся генной инженерии: безопасность генетически модифицированных организмов (ГМО), их полезность, разнообразие технологий. Тем, связанных не с генной инженерией, а с биотехнологиями в более широком смысле (к примеру, клонированием человека или продлением жизни) еще больше. На эти темы в обществе ведутся жаркие дискуссии. В "Сумме биотехнологии" я попытался охватить все такие острые биологические темы.

— Скажите, пожалуйста, к какой читательской аудитории Вы, главным образом, обращались?

А.П: — У меня нет иллюзии, что наиболее ярые противники ГМО будут читать книгу, где их позиция подвергается критике и сомнению. Прежде всего, "Сумма биотехнологии" рассчитана на людей, интересующихся наукой, и которые хотят, чтобы в России происходили позитивные изменения в научной сфере. Я имею в виду широкую и оптимистично настроенную аудиторию. Одной из моих задач как популяризатора науки является увеличение коммуникативной ценности читателей. Человек, познакомившийся с "Суммой биотехнологии", в дальнейшем сможет своими словами объяснить другим людям, чем эти технологии хороши и почему ГМО не нужно бояться. Многие люди любят дискуссии на такие темы, но не всем хватает научной базы для аргументированной беседы.

— Насколько я понимаю, "Сумму биотехнологии", судя по рейтингам продаж, уже сейчас можно назвать успешным проектом. Считается, что научно-популярная литература переживала свой рассвет в советское время, а затем упали тиражи, снизилось число названий. С другой стороны, надо отметить, что за последние годы интерес к научным знаниям, скорее, возрос. О прошлом и настоящем научпопа несколько лет назад выходила книга редактора "Независимая газета-Наука" Андрея Ваганова "Жанр, который мы потеряли". Скажите, пожалуйста, кто из отечественных или зарубежных популяризаторов науки Вам кажется наиболее ярким представителем этого жанра?

А.П: — Современная научно-популярная литература бывает очень разной. Есть авторы, которые пытаются ввести новых людей в круг уже интересующихся наукой, и здесь один из самых ярких примеров – Ася Казанцева. Её книга "Кто бы мог подумать. Как мозг заставляет нас делать глупости" написана простым языком, легко читается. Казанцева сделала серьёзный прорыв: значительное число людей, раньше вообще никогда не следивших за наукой, услышав и прочитав "Кто бы мог подумать", теперь заинтересовалось научными знаниями. Существует научно-популярная литература иного поджанра, когда темы, непростые для восприятия, излагаются понятным, но более сложным языком. К этому поджанру можно отнести качественные и вдумчивые книги Александра Маркова.

Если говорить о западных популяризаторах науки, то там больший акцент делается на изложение оригинальных идей. Например, в книгах Ричарда Докинза очень много собственных мыслей автора. Они базируются на научных фактах, но в некотором смысле его работы можно отнести к новаторским трудам. По гуманитарным наукам есть, скажем, замечательная англоязычная научно-популярная книга Паскаля Буайе "Объяснённая религия: природа религиозного мышления". Также Даниэль Канеман, израильско-американский психолог и лауреат Нобелевской премии по экономике, создал бестселлер "Думай медленно… решай быстро". Это одна из лучших книг по нейроэкономике – о том, как люди вообще принимают решения, экономические и не только. Как мне кажется, это те книги, о которых мы все должны знать. В целом, основной круг моего чтения – книги, относящиеся к профессии, то есть литература по биологии.

— Одно из главных направлений Вашей общественной деятельности – борьба с лженаукой. Вы также являетесь членом экспертного совета Премии Гарри Гудини, призванной "привлечь внимание общественности к проблеме некритичного восприятия заявлений о существовании паранормальных явлений и сверхспособностей, а также показать значимость и первостепенную важность научных и рациональных подходов". Если судить по таким важным источникам информации, как интернет, периодика и телевизионные программы, то маги, экстрасенсы, паранормальные явления по-прежнему востребованы. Впрочем, то же слово "мистика" имеет не одно значение, поэтому мистику ведуньи и древних мистиков в лекциях философа Александра Пятигорского, призывающего строже относиться к произносимым словам, можно назвать явлениями разного порядка. По Вашему мнению, российская лженаука сейчас идёт на спад или, напротив, ее популярность только растёт?

А.П: — У меня нет точных социологических данных о том, происходят ли изменения в популярности лженауки, однако налицо факт – сейчас появляются всё новые и новые её формы. Например, был создан новый вид хиромантии под обманчивым названием "генетический тест", где свойства личности определяются отнюдь не по анализу генов (хотя и это имеет весьма сомнительное применение), а по отпечаткам пальцев. Происходит своеобразная подмена понятий. Существует наука дерматоглифика, изучающая отпечатки пальцев и используемая в криминалистике и исследованиях наподобие "Как отличаются отпечатки пальцев у близнецов?". Но ни в одном серьёзном зарубежном научном журнале вы не найдёте статьи о том, что отпечатки пальцев каким-либо образом связаны с психологией человека. Появились даже лекарства, передающиеся через интернет и записанные на компакт-диске. Таким образом, вместе с новыми технологиями создаются очередные виды лженауки.

В России существуют несколько особенно массовых проблем. На мой взгляд, к ним можно отнести введение ВАКовской "научной" специальности "теология", поддерживаемое на официальном уровне. Давайте еще введем науку "покемонология" — она тоже изучает мифических существ и книги о них.

Есть и другая проблема: по данным "Диссернета", у каждого третьего российского депутата в его диссертациях имеется множество некорректных заимствований. Это тоже печально и с этим почти никто не борется. Другая важная тема – гомеопатия. В Австралии государство провело всеобъемлющий анализ научных публикаций по теме эффективности данного метода лечения, чтобы выяснить, работает ли гомеопатия. В очередной раз подтвердилось, что не работает. В России же такое серьёзное издание, как "Российская газета", публикует статью о эффективности гомеопатии при раковых заболеваниях.

— Научно-популярный журнал "Кот Шрёдингера" периодически проводит встречи с читателями, так называемые "открытые планёрки". На одной из них была озвучена мысль сделать большой материал о лженауке. В итоге он вышел в №11 за 2015 год. Тем не менее, эта идея тут же нашла своих противников. По их мнению, "лженаука – опасное явление, но не совсем понятно, как с нею правильно бороться". Как Вы думаете, достаточно ли текущих мер научного сообщества, направленных против лженауки?

А.П: — Мало кто занимался лженаукой как явлением, феноменом. Наряду с дисциплиной "религиоведение" можно было бы ввести "лженауковедение" — науку о том, почему люди верят во всякую ерунду. Психолог Канеман не пишет напрямую про лженауку, однако уделяет немало страниц теме: "Почему мы принимаем ложные решения". Как выясняется, всё дело в некоторых артефактах работы мозга. То же самое у Паскаля Буйае – он исследует природу заблуждений и почему многие их них очень привлекательны для человека. В целом лженаука – слабоизученная область, и мы на данный момент боремся с ней методами, не до конца обоснованными научно. Нам кажется, что если будем пропагандировать здравый смысл, это принесёт какие-то плоды. По моему мнению, в этом вопросе что-то получается, хотя до полной победы ещё далеко.

— Вы — автор ряда громких публикаций в российской периодике и создатель популярного ЖЖ-блога scinquisitor ( Science Inquisitor, "Научный инквизитор"). В своих выступлениях, статьях, интернет-постах Вы явно выражаете позицию ученого-атеиста. Представим на секунду, что Вам предложили создать план идеального государства, как когда-то делал Платон. Какое место и почему Вы отвели бы в нём людям с религиозными взглядами?

А.П.: — Религиозные или какие-то другие взгляды человека являются его личным делом. Проблема, существующая в России и ряде других государств, заключается, на мой взгляд, в следующем: обществу навязываются некоторые устаревшие, средневековые взгляды. Речь идёт о введении основ религиозной культуры в школах, кафедр теологии в университетах и иных форм религиозной пропаганды. В идеальном для меня государстве не должно быть влиятельных религиозных организаций, а само государство должно быть светским, но каждый человек имеет право верить во что угодно – хоть в Ктулху или Макаронного Монстра, если только при этом он не вредит другим людям. Ну вот, например, мы знаем, что люди, исповедующие определённую религию, могут совершать акты агрессии по отношению к тем людям, которые эту религию не исповедуют.

— Александр, недавно была запущена краудфандинговая кампания по сбору средств для нового научного фонда "Эволюция", в какой-то степени ставшего продолжением закрытого фонда "Династия" Дмитрия Зимина. Вы вошли в экспертный совет "Эволюции" наряду с такими учёными, как доктор биологических наук, профессор факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ Михаил Гельфанд и доктор исторических наук Аскольд Иванчик. Основная работа фонда на первых порах — книгоиздание и проведение различных научных мероприятий. Прошли переговоры с Corpus, "Альпина нон-фикшн" и рядом других издательств, создание фонда вызвало резонанс в России и за рубежом. В рамках Non-fiction (Центральный дом художника), 26 ноября была представлена программа нового фонда. На данный момент в планах "Эволюции" издание следующих нон-фикшн произведений: "Игры разума" Сильвии Назар, "Лекарство или обман" Саймона Сингха и Эдзарта Эрнста и "Объясненная религия: природа религиозного мышления" Паскаля Буайе. Каков был основной критерий при выборе именно этих произведений?

А.П: — Идея заключалась в том, что члены экспертного совета просто рекомендовали к изданию наиболее интересные книги, прочитанные ими на английском языке. К примеру, я рекомендовал книгу Паскаля Буайе, убедив остальных членов совета с нею познакомиться. Все три грядущих перевода на данный момент весьма актуальны. Книга под названием "Лекарство или обман" напрямую соприкасается с темой лженауки. Её авторы, Саймон Сингх и Эдзарт Эрнст, подробно объясняют, почему маргинальные методы лечения (скажем, альтернаивная медицина) пользуются большой популярностью. С "Играми разума" Сильвии Назар я пока знаком меньше, планирую внимательно прочитать эту книгу чуть позже.

— В одно время с информацией об открытии фонда "Эволюция" появились сообщения о фонде "Траектория", созданном Константином Петровым, работавшим в "Династии". Общие – просветительские – задачи у обоих фондов одинаковы, но существуют ли какие-то оттенки в направлениях их деятельности?

А.П.: — По моему убеждению, фондов много не бывает, и замечательно, что есть ещё одна такая организация. Возможно, мы найдём какие-либо способы сотрудничества, вплоть до проведения совместных мероприятий и согласования наших действий. В любом случае, тех же книг, которые было бы очень хорошо перевести на русский язык, намного больше, чем наш фонд когда-либо сможет помочь издать. На данный момент у меня нет полной информации о планах "Траектории".

— Обобщая вышесказанное, можно сказать, что два "кита" "Эволюции" — книгоиздание и научные мероприятия?

А.П.: — Во-первых, мы выступаем в роли экспертного органа, рекомендуя качественные на наш взгляд книги, за которые отвечаем своей репутацией. Во-вторых, мы содействуем качественному переводу научно-популярных книг и их распространению на мероприятиях, организованных нашим фондом, а также высылке бесплатных экземпляров в библиотеки городов России, в том числе в такие места, где без нашего участия книга вряд ли бы появилась. Остальные идеи пока находятся в разработке.

— Спасибо. Другой проект с Вашим участием – "Научно-популярная библиотека" ("Научка"). Его руководитель – молодой учёный, сотрудник Института водных проблем РАН Артём Акшинцев. Библиотеки в России переживают не лучшие времена: насколько я знаю, сейчас рассматриваются варианты реформирования этого типа учреждений культуры. Впрочем, судя по отзывам в социальных сетях, у лектория "Научки" есть свои благодарные слушатели. Как Вы думаете, что нужно сделать, чтобы привлечь ещё большее внимание к научным темам, научной и научно-популярной литературе в России, и таким образом значительно увеличить Вашу библиотечную аудиторию?

А.П: — Мне кажется, в России мы наблюдаем некий парадокс: существует огромное количество очень хороших научно-популярных проектов, но большинство из них делается одиночками или небольшими группами энтузиастов, не имеющих серьёзных финансовых ресурсов и представителей в крупных СМИ. Государство способно помочь решить эту проблему. Как вариант — анонс научных дискуссий или подобных мероприятий по центральным телеканалам. К сожалению, это бывает редко, так как зачастую крупные (в том числе государственные) СМИ используют сомнительные информационные поводы и не заботятся о просвещении.

— Если не секрет, чем Вы увлекаетесь в свободное от научной и общественной деятельности время? Что из мира культуры, искусства или каких-то других областей интересов кажется Вам наиболее занимательным, да и вообще – остаётся ли на это какое-то время?

А.П.: — Уже сама популяризация науки для меня скорее хобби, так как я в основном занимаюсь биоинформатикой, математической биологией, например, изучением эволюции генома человека. Увлекаюсь танцами хастл. Мне интересен социальный характер этого танца, он развивает навыки коммуникации, с которыми легче расслабиться во время публичных выступлений. Мой любимый писатель – фантаст Станислав Лем. В честь его произведения "Сумма технологии" была названа и моя книга. В "Сумме биотехнологии" я часто ссылаюсь на Лема. Лем предвидел развитие биотехнологий, в том числе и генной инженерии человека, причем еще очень давно и его размышления на этот счет ужасно интересно читать.

— Александр, благодарю Вас за интересную беседу.


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО

Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей
Рейтинг:
Ваша оценка