Пресса

"Интернет как иллюзия" Евгения Морозова: анафема диванному революционеру

Филипп Колесник Воздух Филипп Колесник

На русском языке вышла нашумевшая книга Евгения Морозова, американского журналиста, известного киберскептика и критика технологий. Филипп Колесник, прочитав ее, снова понял: свобода в интернете не делает нас свободными.

"Твиттер начирикал революцию", — если помните, примерно в таком духе многие американские газеты и чиновники отреагировали на протесты против результатов выборов 2009 года в Иране. Некоторым тогда казалось, что интернет и, в частности, социальные сети, как когда-то самиздат или радио "Голос Америки", способны стать не только коллективным пропагандистом, но и организатором для тех граждан, которые борются с авторитарными режимами в своих странах. Администрация Буша тогда попросила разработчиков отложить технические работы над сервисом, чтобы активисты смогли и дальше писать свои твиты, а сам твиттер даже предложили номинировать на Нобелевскую премию мира. Энтузиазм, впрочем, довольно быстро прошел, когда выяснилось, что на самом деле иранских протестующих не так уж много; большинство граждан посчитало выборы честными; и вообще, нет никакой "Зеленой революции", потому что для нее, как для любой революции, слов и голоса Америки мало — нужно массовое недовольство, поддержка части представителей политического класса, военных и далее по списку. Весь этот интернет-активизм в итоге лишь подыграл властям по знакомому сценарию: соцсети с их фотографиями и открытыми личными данными позволили быстрее идентифицировать недовольных и начать точечные репрессии.

Иранская история — один из главных примеров этой книги — длинного (в 500 страниц), обстоятельного, с кучей примеров помельче и самыми неожиданными отсылками (от Адорно и Кьеркегора до, м-м, Игоря Ашманова и Константина Рыкова) ответа на вопрос: почему свобода информации в интернете и сопутствующие технологии не способствуют крушению авторитарных режимов и никого не освобождают, но в каких-то случаях, наоборот, делают эти режимы сильнее. Тут надо предупредить, что Евгений Морозов, американский журналист, родившийся в Белоруссии, а также едва ли не самый заметный протестант среди проповедников бесконечных технологических возможностей по улучшению всего, написал книгу "Интернет как иллюзия" по-английски в 2010 году, еще до арабских волнений и Сноудена, то есть приблизительно век назад, учитывая как быстро мутирует рассматриваемый предмет. Вряд ли содержимое этой книги станет новостью, если вы иногда читаете техблоги, но как средство встряхнуть собственные мысли на тему — да, в таком случае это один из переводов года (добавим еще, что ранее на русском выходил сборник более поздних статей Морозова "Техноненависть: как интернет отучил нас думать" с критикой краудфандинга, геймификации, приложений на любой случай, больших данных и почти всего, о чем с восторгом пишут в любой, в том числе и нашей, рубрике "Технологии").

Для Морозова вера в освободительную силу слова — что-то вроде изначально ложного карго-культа времен холодной войны, до сих пор живущего в сознании тех, кто считает, что победа в той войне связана главным образом с распространением либеральных идей. По этой логике, интернет — это все те же свободные радиостанции, джинсы и кока-кола, только на стероидах: обеспечьте работу соответствующих интернет-сервисов в проблемных странах, и их граждане сами себя освободят. Подобные идеи в "Интернете как иллюзии" названы киберутопизмом, "наивной верой в эмансипирующую природу онлайновых коммуникаций", причем вера эта вредная, поскольку оказывает "губительное влияние на демократию". Романтики социальных медиа упустили самое банальное: интернет — это инструмент, доступный всем. В руках чиновников он оказывается более мощным оружием, опаснее их собственного телевидения, потому что позволяет следить за гражданами, выявлять и быстро отвечать на угрозы режиму, создавать видимость дискуссии и более эффективно пропагандировать все то, что они там пропагандируют.

Что с того, что в Венесуэле или в России есть интернет, если сам Уго Чавес вел трансляции в твиттере, а Госдума и Роскомнадзор сейчас — ну, в общем, понятно что. Вы ожидали подъем либерализма только потому, что где-то заработает поисковик, но в русском интернете "наиболее популярные запросы, пишет Морозов, не "что такое демократия" и "защита прав человека", а "что такое любовь" и "как похудеть". Это только кажется, что онлайновые сообщества объединяет какая-то цель, ради которой их участники готовы жертвовать хотя бы своим бытовым комфортом. Интернет расслабляет, приучает к ничегонеделанию, безответственности, самолюбованию — Морозов сравнивает активистские сообщества с воннегутовским гранфаллоном, кажущимся единством группой людей, бессмысленным по самой сути. Чтобы убедить себя и других, что вы действительно готовы изменить мир, раньше надо было по меньшей мере встать с дивана. Собственно, сейчас не нужно никакого Морозова, чтобы понять, что новые медиа не делают нас лучше и свободнее. Разглядеть пресловутого диванного революционера и чудовищ в его мыслях, производимых так легкомысленно, на коленке в ежедневном режиме, можно в своем фейсбуке или в самом себе, и непонятно, что вызывает большую неловкость или ужас: дурацкая фраза "диванный революционер", френдлента, собственные статусы, лайки за эти статусы или вполне себе физические последствия за необдуманные комментарии, призывы и прочее.

К счастью или нет, точных рецептов, что со всем этим делать, Морозов не дает. Если вы верите в необходимость распространения демократии (сам автор верит), то поменьше эйфории и наивности, оценивайте ситуацию реалистично, не взирая на партийную принадлежность, учитывайте в первую очередь местные условия, а не магию технологий — не бог весть какие выводы для 2014 года. Вопрос в том, как в итоге все это понимать. Изначально сократовская идея о том, что человек сам по себе хороший, надо только научить его видеть истину и он вернется к этому хорошему состоянию, обернулась в конечном итоге платоновским "Государством" с кастовым строем и общей собственностью. Просветители тоже, вероятно, удивились бы, если бы узнали о некоторых побочных эффектах разумного века. Последние американские администрации и технологические корпорации (Google, Facebook и прочие тоже здорово получают от автора за то, что, декларируя либеральные ценности, они сотрудничают с диктаторами, поскольку больше всего заинтересованы в прибыли), надо думать, не роботы, и оценка реальности привела их, ну допустим, к этому самому киберутопизму, чем бы он на самом деле ни был. Читателя фейсбука и вообще новостей — к мысли о том, что до правды не добраться никогда. Евгения Морозова — к странным заключениям, которые меньше всего можно было ожидать от его книги: начиная с критики либертарианских идеалов и признания, что регулирование интернета частично необходимо, заканчивая тем, что избыток информации и инноваций в авторитарных странах иногда представляет угрозу для свободы и демократии.

Вырванная из контекста, но все же примечательная цитата из его книги: "Не надейтесь, что открытие всех сетей и опубликование всех документов облегчит переход к демократии. Если печальный опыт 90-х годов чему-то нас научил, так это тому, что успешный переход требует наличия сильного государства и относительно упорядоченной общественной жизни". Интернет, писал в 2010 году Морозов, может быть угрозой и тому и другому. Да, уже проходили, слышали и, вероятно, сами кому-то пересказывали или спорили с пересказанным, но удивительно, что перечитывать все это сейчас даже интереснее. Точно так же, наверное, невозможно не заглянуть в школьное послание из капсулы времени, составленное более сдержанным и недоверчивым современником в наивном, но все же самом лучшем прошлом.


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО