Описание
Три обезьяны
Рейтинг:
Ваша оценка
Читать  фрагмент

Зарубежная проза Стефан Мендель-Энк

Три обезьяны

Перевод со шведского Елена Серебро

Стефан Игаль Мендель-Энк (р. 1974), похоже, станет для шведских евреев тем, кем для американских стал Вуди Аллен. Дебютный роман “Три обезьяны” (2010) — непочтительная трагикомедия о трех поколениях маленькой еврейской общины большого Гётеборга. Старики, страшащиеся ассимиляции, сетуют на забвение обычаев предков, а молодежь, стремительно усваивающая шведский образ жизни, морально разлагается: позволяет себе спиртное, разводы и елку на Рождество.

Цитаты из книги:

"...Всех, кого показывали по телевизору, дедушка делил на две категории: евреи и антисемиты. Ингмар Бергман — еврей. Грета Гарбо — антисемитка. Передача “Раппорт” чуть‑чуть больше антисемитская, чем “Актуельт”. Евреями были пианисты, а также владельцы бутиков. Итальянцы и датчане — тоже евреи, равно как и певицы с шапками курчавых волос. Гленн Хюсен был евреем, когда играл в команде “Бловитт”, и антисемитом, когда в сборной. Спортивные репортеры — антисемиты. Актеры в европейских фильмах — антисемиты. Актеры в сериалах гётеборского производства — фанатично убежденные антисемиты..."

"...Теперь дедушка хотел услышать последние новости о связи моей мамы с ее начальником, о которой всем стало известно. В первую очередь он хотел узнать, собираются ли они покупать елку. До рождества оставалось несколько месяцев, но дедушка волновался, поскольку знал, сколь быстро можно стать вестеросцем [житель города Вестерос], если не быть начеку..."

"...Тогдашнее правление общины вычислило, что если сложить все дни и поделить их между взрослыми членами общины, а также мальчиками, которые станут бар-мицвами в течение года, то каждому надо поститься почти месяц. Правление сочло, что не имеет смысла вынуждать членов общины идти на такие жертвы, когда все равно количество дней вскоре придется увеличить. Правление решило подвести под случившимся черту и перестать считать..."

"...В течение нескольких лет девочки с балкона забрасывали новоиспеченного конфирманта твердыми леденцами на палочке Dumle. Задним числом Моше Даян тепло отзывался о леденцах, но и они ему не нравились, это факт. Ведь леденцы тоже означали мусор: везде бумага, везде палочки, какой-нибудь юнец съел только половину, бросив недоеденное на ковер, и леденец втоптали, и он прилип. Вдобавок многие пожилые посетители страшно боялись, что леденец попадет в них. “Когда они летят с такой высоты, мало не покажется”, — говорил Даян в то время, когда боролся с леденцами. “И кому мешали маленькие машинки?”
Раввин Вейцман принял решение: арахис. Когда Даян стал жаловаться, раввин предложил вариант без соли. No соли, no жирных пятен, no издевательских крупинок, которые прячутся под рейками лестницы. Но вахтер был не готов зайти так далеко. Что за вкус без соли? Уберите соль с арахиса, и что тогда останется — бугристый кусок дерева? Сухой и безвкусный. Так не подобает приветствовать еврейских подростков в день, когда он или она вступают во взрослую жизнь, уж лучше пусть ему будет страшно тяжело. Но — и пусть раввин это уяснит — делать он это будет без радости..."


Информация о книге

  • Возрастное ограничение: без ограничений
  • Жанр: Зарубежная проза
  • Дата выхода:
  • ISBN: 978-5-17-081345-2
  • Объем: 224 стр.
  • Тираж: 2000 экз.
  • Тип обложки: Твердый переплет
  • Формат: 76х108/32

Отзывы о книге

Один из редких бестселлеров, которые придутся по нраву и случайному читателю, и литературному снобу… “Три обезьяны” изобильно населены странными персонажами современной еврейской литературы. Вот только живут они не в Бруклине, а в Гётеборге.

Dagens Nyheter
Широкое, эпическое изображение еврейской диаспоры… Финал книги таит… трагедию. И к ней оказывается совсем не готов читатель, сбитый с толку лихим, смешным изложением, в котором занятные сцены нанизаны одна на другую, как жемчуг на нитку.

Svenska Dagbladet

Пресса о книге

Ирина Головинская
Лехаим|Ирина Головинская|

Не ведая зла. Стефан Мендель-Энк "Три обезьяны"

Тема дебютного романа молодого шведского журналиста Стефана Мендель-Энка — драма семьи, встроенная в жизнь еврейской общины Гетеборга. Но упоминание Нью-Йорка здесь не случайное: если верить словам главного героя романа Якоба, все гетеборгские евреи только и мечтают об Америке, просто-таки боготворят ее. Хотя уезжают все равно в Израиль.


Комментарии  

Комментировать

Вам нужно авторизоваться , чтобы оставлять комментарии.