Описание
Уроки русской любви. 100 любовных признаний из великой русской литературы
Рейтинг:
Ваша оценка
Читать  фрагмент

Русская проза и эссеистика Мария Голованивская

Уроки русской любви. 100 любовных признаний из великой русской литературы


Фотографии: Александр Тягны-Рядно

Антология "Уроки русской любви" представляет собой корпус признаний  из русской классической прозаической литературы от Карамзина до наших дней. В антологии также представлены эссе популярных современных писателей и журналистов к некоторым из включенных в антологию отрывков. Среди авторов Сергей Гандлевский, Александр Генис, Татьяна Толстая, Аркадий Ипполитов, Алена Долецкая и другие.

МАРИЯ ГОЛОВАНИВСКАЯ
ВОЙДИТЕ, ЧТОБЫ ПРОДОЛЖИТЬ…
Несколько слов о книге

Трепетная любовь, пышные классические цитаты, намеки и шарады, Лев Николаевич — нынче опять в моде. Классика снова засочилась живительным соком, зацвела яркими цветами. И каждому до нее есть дело,и при каждом застолье она в чести. Хорошо это, и не надо "но".

На самых вельможных обедах вместо погоды говорят теперь о письмах Цветаевой к дочери, Ахматовой к сыну и только потом подают горячее.

Полки протерли. Это еще вчера книжки раздавались направо и налево (а что мне с этим всем делать? Тургенева перечитывать я уже не буду!), выкидывались на помойки, а аллергия на книжную пыль была так же почетна, как депиляция ног и подмышек. Но сегодня — иные времена, даже электронная книга оказалась не помеха, не конкурент: Лермонтов в воловьей коже с золотым тиснением по цене месячной учительской зарплаты, портсигары с тютчевской гравировкой "Умом Россию не понять" — все это обыденная атрибутика громогласного "сейчас", в котором какой бы кофе без кофеина ни процветал, какие бы девайсы ни искрились, а опереться хочется на дуб зеленый, на большие корни, на родную твердь, на благородного духовного предка, без которого нет ни респектабельности, ни фавору нынешней сытости.

Если загибать пальцы, то это третье пришествие русской классики. После революции и призывов "желтой кофты" "сбросить Пушкина с парохода современности" (и вместе с ним всю классику) случилась Большая война и оказалось, что на голой в этом смысле почве тридцатых никакое "Жди меня" не вырастишь. А без "Жди меня" на подвиг не тянет — солдату нужна любовь, та самая тургеневская девушка в нагрудном кармане. Умирать на войне — дело не авангардное и подвиг можется только за любимых, по старинке, а не за трескающих секс словно галету новых товарищей-дев, запивающих его по‑солдатски стаканом воды, а то и водки.

Классика вернулась в войну, масштабно вошла в школьную программу и продержалась там, да и на книжных полках почти каждого советского дома вплоть до новых горбачевско-ельцинских времен, когда раскатисто заговорили пушки, по обыкновению задвинув муз в дальний угол. Помнится, много было дискуссий при раннем Горбачеве, шли тогда повсеместно собрания в трудовых коллективах с главным вопросом: надо разрешать капитализм или нет? Сомнения тогда гражданами высказывались большие, и главное из них как раз про классику: а читать‑то господа-капиталисты когда будут? Так и вышло. Труба, деньги, стволы, для кого‑то сроки, для кого‑то добровольные и не очень путешествия, вихри разных направленностей, но все наконец‑то осело, выпало в осадок, сухой остаток, несмотря ни на какие подборки любимых фильмов в айпаде и вечно клокочущий Фейсбук — русской любви иной, кроме как из этих русских книг, у нас нет, не придумали, а без любви в жизни нет и главного — счастья.

И вот опять вернулись любовные церемонии, кружевные слова, письма в виде эсэмэсок со старомодными "я без тебя жить не могу". Вернулась и заколосилась с небывалой исполинской силой романтическая любовь, иметь которую и нужнее, и престижнее любого из атрибутов глянцевой роскоши. И главное — интереснее, ведь без любви не только горько, но и очень скучно жить.

Эта книжка о, может быть, самом интересном в книжках. Чего греха таить, любовная сцена в любовном романе — дороже кощеевой иглы, чуть ли не самое привлекательное в нем. Собрание этих деликатесов еще и полезно: кто уже созрел для большого классического чувства, но романов пока не читал, может тут быстренько найти нужный рецепт признания. Пригодится она и тем, кто читал, но подзабыл, а времени перечитывать нет. Оценят ее и почитатели всякого vip-сервиса: нужное уже отрезано, взвешено и завернуто в золотую фольгу, а ненужное лежит себе в стороне и не мозолит глаз.

Помимо отрывков любовных признаний в Антологию включены два десятка современных эссе к некоторым из них. Совсем не каждый современный писатель, публичный интеллектуал, острослов и цитатолюб оказался готов высказаться предметно. Но порох в пороховницах еще остался. И будем надеяться, и нас, и русскую классику ждет еще большая жизнь. Полная любви.


Информация о книге

  • Объем: 592 стр.
  • Тираж: 3000 экз.
  • Тип обложки: Твердый переплет
  • Формат: 70х90/16

Пресса о книге

Артем Пудов
Независимая газета|Артем Пудов|

100 любовных признаний из великой русской литературы

В работах российских философов, политологов и социологов в быту мы встречаем выражение "загадочная русская душа" и соглашаемся: да, наша жизнь построена на контрастах, противоречиях, во многом непонятных большинству в мире. Антология любовных признаний великой русской литературы "Уроки русской любви" – это 100 коротких отрывков и около 20 эссе современных писателей и журналистов, характеризующих – в основном с долей иронии, но всегда заинтересованно и вдумчиво – те или иные любовные линии в русской литературе.


Уроки русской любви

Цена оргазма. Александр Генис

"...Любовь, а тем паче секс, в книге Сорокина происходит не в постели, а в языке.
Этот парадокс не сразу заметен, потому что роман постоянно эволюционирует, меняя стилевую и жанровую природу и приспосабливаясь к ней. Сперва автор выдает свою книгу за “советский «Декамерон»”. Сходство усугубляет то обстоятельство, что, как и у Боккаччо, это пир во время чумы, которую Марине, героине романа, заменяет ненавидимая ею советская власть..."


Фаина Гримберг (Гаврилина). Кое-что об электричестве

"...Это красивое классическое объяснение в любви, вполне равное классическим любовным объяснениям в прекрасных произведениях всемирной литературы. Казалось бы, всё ясно. И тем не менее… Кое-что любопытное в объяснении Юрия Живаго увидеть возможно. Что же это? А это любопытный ответ на вопрос: за что? То есть за что он ее любит..."

Татьяна Толстая — Александр Тимофеевский. Светящийся череп

"В “Чистом понедельнике” девушка красива заморской, диковинной красотой, “шемаханская царица” — говорится о ней. Она недоступна для плотской, земной любви, но один раз все же уступает герою — один-единственный раз, после чего исчезает из его жизни навсегда, разбивая ему сердце..."


Евгения Долгинова. Подумайте, какие розы

"Она влюблена, а ему неинтересно, — эка невидаль.
Они садятся на кораблик и плывут вокруг Нью-Йорка, — закат, потом сумерки, остров, кресла на палубе. Она богачка и красавица, а он — Евгений. И отвечает как положено Евгению: напрасны ваши совершенства, — а внизу черная женщина поет blues (так и написано), и должно быть, конечно, тревожно, страшно и весело, — а ему, конечно, никак, ему просто неловко, что она его любит..."


Сергей Гандлевский. Зрелище руин

"...Набоков писал о “призматическом сознании” Пушкина, имея в виду дар отражения и преломления чужого художественного опыта. То же плодотворное качество было присуще и самому Набокову. Наверняка уже замечено, как сквозь сцену Гумбертова объяснения в любви и страницы, непосредственно предшествующие этой сцене, просвечивает VIII глава “Евгения Онегина”..."

Комментарии  

Комментировать

Вам нужно авторизоваться , чтобы оставлять комментарии.