Город как персонаж
23 ноября 2021

Город как персонаж

О чем
эти книги

Провинстаун, существующий на стыке реальности и мифа, Неаполь, сколь прекрасный, столь и смертельно опасный, Виндзор, олицетворение старой доброй Англии, Вильнюс, сыгравший решающую роль в становлении одного из главных писателей XX века, и, конечно, Нью-Йорк, столица мира. Мы подобрали для вас шесть книг, в которых город – это не просто фон для разворачивающегося действия, а, скорее, один из главных героев. 

Пираньи НеаполяКупить
Роберто Савьяно
Перевод с итальянского
Ирина Боченкова

Город: Неаполь 

Они жестоки, как могут быть жестоки лишь подростки. И оружие у них в руках — холоднее, чем в руках у взрослых. Эти мальчишки живут мечтой, которая отшлифована каморрой Неаполя. Грезят о вседозволенности преступного мира и, главное, о власти. Их должны бояться. Пусть банда внушает страх. Ничто не препятствие, они перешагнут через все, ведь жизнь — заманчивая игра, а люди — мишени. Но как быть, если мишенью становится то, что по-настоящему дорого?

"В отличие от предыдущих романов-репортажей Роберто Савьяно "Пираньи Неаполя" – это художественное произведение. Fiction, где все герои вымышлены, а совпадения случайны. Действующие лица – группа подростков, решивших сделать "карьеру" в преступном бизнесе. Легкие деньги, красивая жизнь. Им всем не больше шестнадцати, мелкота, паранца – мелкие рыбешки на неаполитанском диалекте. Только это совсем не "игра в мафию". Савьяно знает, о чем говорит. Он словно наводит резкость, высвечивает предмет, о котором предпочитают умалчивать. Бэби ганг стали настоящей бедой Неаполя. Это реальность, но параллельная, которую не видит турист, приезжающий посмотреть на залив, посетить Археологический музей и палаццо Каподимонте.
"Пираньи" – жесткий роман, он бьет наотмашь с первых строк. Жестокость и агрессия становятся нормой, у попавших в сети выбора нет, и если сначала никто из героев не вызывает симпатии, ближе к концу начинаешь сочувствовать всем. Насилие оборачивается саморазрушением. Савьяно не изменяет себе, отчасти сохраняя стилистику захватывающего журналистского расследования. Его слог – это выстрелы: то одиночные, отрывистые предложения, то длинная пулеметная очередь.
Не так давно одна моя знакомая вернулась из Неаполя. На тротуаре ее чуть не сбил мопед, а сидящие на нем подростки в ответ на замечание, что это все-таки пешеходная зона, ответили лаконично: "Siamo a Napoli", мы в Неаполе. Чем-то эти неизвестные молодые неаполитанцы напомнили мне Мараджу, Николаса Фьорилло с друзьями. Добро пожаловать в "параллельный" Неаполь!"
– Ирина Боченкова, переводчица книги
Край землиКупить
Майкл Каннингем
Перевод с английского
Сергей Кумыш

Город: Провинстаун 

Майкл Каннингем впервые оказался в Провинстауне, городке на оконечности Кейп-Кода, еще в восьмидесятых. И постепенно проникся очарованием этого места. Провинстаун знаменит не только своими пляжами, и артистической атмосферой, и безудержной ночной жизнью. Каннингем водит нас по своему любимому городу и его окрестностям, рассказывает его историю, раскрывает некоторые его тайны, показывает то, о чем не прочитаешь в обычном путеводителе.

Виндзорский узелКупить
Си Джей Беннет
Перевод с английского
Юлия Полещук

Город: Виндзор 

Героиня новой детективной серии С. Дж. Беннет — Елизавета II, которая отлично разбирается в самых разных сферах жизни, а еще видит мир не так, как все, поскольку все смотрят на нее, а она — на происходящее вокруг. В первой книге действие разворачивается в Виндзорском замке. В будущих книгах Ее величеству предстоит раскрывать убийства в Лондоне, Норфолке, Шотландии. Читатели получат возможность заглянуть в резиденции, обычно скрытые от глаз публики.

Цитата из книги:
"Стоял почти идеальный весенний день. Воздух был чист и свеж, в васильковом небе тянулись белые полосы — инверсионные следы самолетов. Впереди, за деревьями Хоум-парка, серебрился в утреннем свете Виндзорский замок. Королева остановила своего пони, чтобы полюбоваться пейзажем. Ничто так не согревает сердце, как солнечное утро в сельской Англии. За восемьдесят девять лет Ее величеству не наскучило восхищаться созданиями Всевышнего. Точнее, эволюции. Но в такой дивный день поневоле вспоминаешь о Боге. Если бы ее спросили, какую из резиденций она любит больше всего, она выбрала бы эту. Не Букингемский дворец: там живешь словно в помпезном офисном здании на оживленном перекрестке. Не Балморал и не Сандрингем, хотя она с ними сроднилась. Но лишь в Виндзоре она чувствовала себя дома. Здесь прошли счастливейшие дни ее детства: особняк Ройал-Лодж, рождественские пантомимы, конные прогулки. Сюда возвращаешься на выходных, чтобы отдохнуть от бесконечных городских церемоний. Здесь упокоился папа и любимая мамочка, а рядом с ними и Маргарет, хотя захоронить ее прах в уютном родительском склепе оказалось не так-то просто. Если когда-нибудь случится революция, подумала королева, она попросит, чтобы ей разрешили поселиться именно здесь".
АмериканецКупить
Массимилиано Вирджилио
Перевод с итальянского
Яна Арькова

Город: Неаполь 

Драматичная история дружбы Марчелло, мальчика из добропорядочной неаполитанской семьи, и Лео "Американца", сына каморриста. Их преданность друг другу со временем сменяется неприязнью, и каждый идет своей дорогой — кто на вершину успеха, кто на самое дно, — чтобы встретиться спустя годы и предъявить прошлому счет. Роман охватывает три десятилетия, с 1984 по 2014 год, события в жизни героев развиваются на фоне знаковых для Италии политических и экономических потрясений, отразившихся и на судьбе Неаполя, города, в котором насилие и страсти сталкиваются с сокровенным желанием его обитателей найти свое место в мире.

Цитата из книги:
"К вечеру мы добрались до Неаполя. Как я пойму гораздо позже, здесь на каждого Эдуардо, готового на всё ради возвращения в родной город, приходилась тысяча человек, которым не терпелось поскорее его покинуть. А в тот момент я понял только, что это место имеет мало общего с обещанным родителями Эльдорадо. Неаполь больше походил на огромную сточную канаву, от которой разило нефтью и расплавленной пластмассой, а по его темным улицам бродили подозрительные личности".
Некий господин ПекельныйКупить
Франсуа-Анри Дезерабль
Перевод с французского
Наталья Мавлевич

Город: Вильнюс 

Тридцатилетний Франсуа-Анри Дезерабль, некогда профессиональный хоккеист, за пять лет, прошедших с выхода его первой книги, стал известным писателем. Роман "Некий господин Пекельный" — небывалый случай — попал в списки всех главных литературных наград Франции и получил несколько престижных премий. Молодой француз, альтер эго автора и пылкий поклонник Ромена Гари, пускается на поиски одного из персонажей романизированной автобиографии Гари "Обещание на рассвете". Некий господин Пекельный, маленький человечек с порыжевшей от табака бородкой, не дает ему покоя. Погиб ли он от рук нацистов, как почти все вильнюсские евреи, или ему удалось бежать? Да и существовал ли он на самом деле? По ходу этих поисков автор ведет читателя по следам самого Ромена Гари — из Вильнюса, где прошло его детство, через Вторую мировую к вершинам дипломатической и литературной карьеры, включая уникальную литературную мистификацию Гари-Ажар и загадочное самоубийство.

Цитата из книги:
"Город — не только то, что открывается взгляду, но и то, что скрывается от него, поэтому мы не только ходили по тротуарам и любовались фасадами, но и ныряли под арки, шныряли, как воры, по подворотням, тесными проходными дворами внедрялись в подсознание Вильнюса, отыскивая все, что было вытеснено, ушло на дно, но что, как я надеялся, было все‑таки возможно вывести на поверхность".
Снежная королеваКупить
Майкл Каннингем
Перевод с английского
Дмитрий Карельский

Город: Нью-Йорк 

Братья Баррет и Тайлер — истинные жители богемного Нью-Йорка, одинокие и ранимые, не готовые мириться с утратами. Они так и остались детьми — словно герои сказки Андерсена, они блуждают в бесконечном лабиринте, пытаясь спасти себя и близких. Романом "Снежная королева" Майкл Каннингем вновь подтвердил свою славу одного из лучших американских прозаиков, блестящего стилиста, преемника традиций литературы модернизма.

"Каннингем поет оду бессмертному городу Нью-Йорку, населяющим его художникам и потерянным душам, напоминая, что мифологическими образами, которыми мы наполняем нашу жизнь, мы обязаны самым обычным людям и событиям. Голос Каннингема, его неподражаемый стиль — вот настоящая магия его "Снежной королевы".
— The Washington Post