Пресса

Эрик Аксл Сунд. Стеклянные тела

Галина Юзефович MEDUZA Галина Юзефович

Синих китов, массово доводящих подростков до самоубийства, боятся не только в России, но и в Швеции: роман Эрика Аксла Сунда (под этим псевдонимом укрылись сразу два человека — шведские музыканты Эркер Эрикссон и Хокан Сундквист, уже прославившиеся детективной трилогией "Слабость Виктории Бергман") основан, в сущности, на схожей мифологеме. В разных уголках Швеции находят подростков, покончивших с собой самыми разными способами. Объединяет их только одно: в момент смерти все они слушали кассету (да-да, именно кассету!) со странной, пугающей музыкой — однотипной, но каждый раз немного разной.

Полицейскому комиссару Йенсу Хуртигу, некогда пережившему самоубийство любимой сестры (и потому испытывающему из-за расследования смешанные чувства), довольно быстро удается установить, что незримые нити тянутся от всех этих смертей к загадочному и очень популярному среди молодежи дарк-метал-исполнителю по имени Голод. Однако что движет Голодом, какое отношение он имеет к несчастным мальчикам и девочкам, как технически организованы их контакты (и есть ли они вообще?), а также не связаны ли все эти трагические происшествия с одним убийством и одним самоубийством принципиально иного типа — на эти вопросы найти ответ удастся не сразу. В сущности, окончательного ответа и не будет: "Стеклянные тела" — только первая часть трилогии, и далеко не всем узелкам, завязавшимся в романе, суждено в нем же и развязаться.

Сунд, очевидно, старательно нагнетает в романе удушающую, мрачную атмосферу: аутоагрессия, наркотики, насилие, социальное неблагополучие и откровенное безумие буквально сочатся со страниц "Стеклянных тел". Однако несмотря на все авторские усилия российский читатель неизбежно увидит там совершенно иную — куда более обнадеживающую и благостную картину: маленькая уютная страна, где все так или иначе знакомы друг с другом. Где беженцы (одна из главных героинь — красавица-мусульманка, обладательница головокружительного имени Айман Черникова, прибыла в Стокгольм как беженка из бывшего СССР) могут рассчитывать на поддержку и защиту, где с трудными подростками возятся до последнего, а государственный интернат для душевнобольных похож на хороший семейный отель премиум-класса. Словом, страшно, конечно, но не так, чтобы очень — скорее просто занимательно.


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО