Пресса

Маргалит Фокс. Тайна лабиринта

Галина Юзефович MEDUZA Галина Юзефович

В отличие от пламенного Алексея Иванова Маргалит Фокс — автор сугубо теплохладный. Ее книга "Тайна лабиринта" — образец того нон-фикшна, читать который легко и небольно, а по прочтении в голове остается четкая картинка, равно пригодная и для университетского экзамена, и для светской беседы.

Тема, за которую берется Фокс, сочетает в себе относительную свежесть с глубокой научной проработанностью — речь в книге идет о линейном письме Б и о том, как оно было дешифровано. Впервые обнаруженное великим английским археологом сэром Артуром Эвансом на Крите в 1900 году, оно считалось одной из величайших загадок древности вплоть до 1953 года, когда шифр удалось взломать молодому талантливому дилетанту — британскому архитектору Майклу Вентрису. Однако (и в этом книжку Фокс можно назвать новаторской) между Эвансом и Вентрисом вклинилось еще одно "утраченное звено" — американский филолог и исследователь Алиса Кобер, фактически подготовившая почву для последующего прорыва, но не дожившая до него буквально нескольких лет — и в силу этого лишившаяся законных лавров первооткрывательницы.

Неторопливо, но без явных сюжетных лакун и провисаний Фокс сопровождает своего читателя от того погожего дня, когда высокомерный коротышка Эванс впервые извлек из земли глиняные таблички с непонятными знаками, до восхитительного мгновения, когда Вентрису впервые пришло в голову подложить под эти знаки звуки древнегреческого языка. В промежуток между этими двумя точками укладываются научные страсти и свары (Эванс, а позднее его преемники буквально сидели на табличках, которые не могли расшифровать сами, и не давали другим ученым работать с ними); безуспешные попытки соотнести таинственные письмена с самыми разными языками — от хеттского и этрусского до китайского; пара человеческих драм; одна неизлечимая болезнь, а также героический подвиг Алисы Кобер, при помощи ручки, бумаги и пачек из-под сигарет сумевшей всего за несколько лет осуществить анализ, с которым по сей день не справляются самые мощные компьютерные процессоры. Попутно — чтобы не слишком углубляться в крито-микенские дебри — Фокс расскажет о принципах дешифровки неизвестных знаковых систем и вообще снабдит читателя кратким экскурсом в историю трех главных типов письменности — иероглифической (знак = слово), слоговой (знак = слог), алфавитной (знак = звук), и их гибридов (к числу таких гибридов и относится линейное письмо Б).

Если в детстве вы фанатели от "Книги о языке" Франклина Фолсома или зачитывались "Заговорившими табличками" Соломона Лурье, то из "Тайны лабиринта" вы узнаете не так много нового (как уже было сказано, по-настоящему новым может считаться только материал об Алисе Кобер, архив которой был недоступен до начала нулевых годов). Однако есть в американской школе нон-фикшна во всех ее проявлениях — от недосягаемых шедевров вроде "Ружей, микробов и стали" Джареда Даймонда до просто добротных образчиков вроде нынешнего "Лабиринта" — какое-то особое свойство. В конечном итоге оно оказывается важнее, чем неожиданность полученной информации или неповторимость авторской интонации, и, пожалуй, лучше всего описывается словом "аккуратность". Американский нон-фикшн — это такой универсальный, добротный и аккуратный casual, идеальное чтение на каждый день: с гарантированным качеством, ровными швами и практичными лекалами. Без головокружительных восторгов, откровений и провалов, зато с безусловным уважением к читателю и предмету, с хорошим чувством стиля и неуклонно соблюдающимся золотым правилом "не менее двух шуток на главу".