Пресса

Мойзес Наим. Конец власти

Галина Юзефович MEDUZA Галина Юзефович

Мойзес Наим — влиятельный политический эксперт, бывший главный редактор журнала Foreign Policy, а до этого бывший министр экономического развития в последнем демократическом правительстве Венесуэлы — не понаслышке знает, о чем говорит, сообщая нам новость, может, не самую свежую, но определенно не самую очевидную. Да, власть нынче не та, что раньше. Времена, когда монарх мог одним движением мизинца привести в движение огромную армию, прошли. Хуже того, даже президент крупной корпорации сегодня обладает куда меньшей властью, чем тридцать лет назад, уж не говоря о приходском священнике или газетном обозревателе. Получить власть сегодня так же сложно, как и прежде (конкуренция заметно возросла), а удерживать и, главное, реализовывать ее — сложнее радикально.

Наим не из тех, кто склонен считать такое положение дел следствием развития коммуникаций и вообще глобального проникновения цифровых технологий в нашу жизнь. Подобный взгляд имеет под собой основания, однако, как считает Наим, другие факторы воздействуют куда сильнее и эффективнее. Неслучайно даже во время "арабской весны", которая, по мнению большинства аналитиков, зародилась в фейсбуке и твиттере и служит хрестоматийным примером "взрыва из Сети", более 75% трафика в соответствующих группах генерировалось зарубежными посетителями, а вовсе не потенциальными участниками событий. Главные же факторы, по Наиму, — это "революция множества" (всего — товаров, вариантов выбора, знакомств, да чего угодно — за последние годы стало в нашей жизни радикально больше); "революция мобильности" (люди, предметы и идеи стали перемещаться по миру с невероятной свободой и скоростью) и, наконец, "революция ментальности" (мы больше не видим особой ценности в коллективе и ставим персональное заметно выше общественного). Накладываясь друг на друга и причудливым образом переплетаясь, эти три тренда приводят к тому, что даже самые могущественные люди и организации в мире все чаще чувствуют себя связанными по рукам и ногам.

Как у всякой по-настоящему глобальной тенденции, у нынешнего упадка власти есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, то, что власть как таковая становится все менее консолидированной и все более ограниченной, в перспективе может привести к уменьшению социального расслоения, к более справедливому и демократичному распределению благ. С другой, упадок власти чреват хаосом, анархией, неспособностью человечества договориться о совместном решении самых важных проблем (к примеру, экологических) — и в конечном итоге описанной Гоббсом в его "Левиафане" войной всех против всех. В своей книге Мойзес Наим довольно обстоятельно разбирается с тем, почему власть пришла в состояние упадка, в чем это проявляется сегодня и, наконец, какую поведенческую стратегию человечеству надлежит избрать для того, чтобы воспользоваться всеми доступными в этой связи бонусами и избежать всех возможных проблем.

На уровне базовой концепции "Конец власти" выглядит крайне убедительным и, в общем, не вызывает больших сомнений. Однако на уровне конкретного исполнения, что называется, возникают вопросы. Как знает каждый читатель "Фрикономики" или, допустим, "Гениев и аутсайдеров", любой хороший нон-фикшн держится на двух китах — стройной концепции и увлекательных вставных сюжетах. И вот вторая составляющая у Наима катастрофически проседает. Как сказала бы кэрролловская Алиса, книге очевидно не хватает картинок и разговоров — Наим то ли не может, то ли (что вероятнее) не стремится подкреплять свои выкладки хорошими, крепкими, полнокровными историями. В результате большая часть пятисот страниц "Конца власти" выглядит монотонным и избыточным повтором одного и того же теоретического материала (важного и бесспорного) разными словами, без единого живого примера. Впрочем, у российского читателя, пожалуй, тут есть некоторое стратегическое преимущество перед общемировым. Если второй вынужден изыскивать иллюстрации, подтверждающие концепцию Наима, самостоятельно, то мы можем просто взять и прочитать "Конец власти" как теоретическое введение к книге Михаила Зыгаря "Вся кремлевская рать" — лучшему, пожалуй, тексту о тщетности попыток выстроить властную вертикаль в отдельно взятой стране. Поверьте, все сойдется даже в деталях


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО