Об авторе

Сами Тамими

Сами Тамими
Сами Тамими вырос в Иерусалиме. В 1989 году переехал в Тель-Авив, где получил место ассистента шеф-повара в Lilith, одном из лучших ресторанов города на тот момент. В 1997 году Тамими отправился в Лондон и поступил на работу в Baker and Spice.  В 2002 году Йотам Оттоленги и Сами Тамими, два шеф-повара и друга, открыли в Лондоне "Оттоленги" - ресторан, магазин, кондитерскую, пекарню - место, которому сложно найти точное определение, но которое точно передает увлеченность и страстность его создателей.

Сами Тамими рассказывает о себе:

Я родился в палестинской семье в старой части Иерусалима. Это было маленькое, закрытое сообщество, реально существовавшее только внутри стен старого города. Люди проживали всю жизнь внутри этих границ: мусульмане обитали бок о бок с арабскими христианами и армянами, а на улицах всегда было полно еды.
В месте, где религия является определяющей в жизни большинства, наш дом не отличался религиозностью. И все же арабские традиции и культура были важны для нас, и до сих пор это важная составляющая моей личности, хотя я не глубоко верующий человек. Мне было непросто самоопределиться, а обсуждать эту тему с семьей я не мог.
С ранних лет я интересовался едой и проводил много часов на кухне с мамой и бабушкой.

Приготовление пищи занимало большую часть дня и было основным занятием большинства женщин. Мужчины не готовили, по крайней мере столько, сколько женщины. Однако, оставаясь один, мой отец любил иногда приготовить что-нибудь ради удовольствия. Мама готовила для всей семьи и любила делиться кулинарным опытом с друзьями. Думаю, что любовь к еде я унаследовал от отца, а радость от возможности накормить людей — от мамы.

Одно из ранних воспоминаний — отец сидит на корточках на полу и готовит еду в традиционной арабской манере. В его и мамином исполнении приготовление еды было процессом очень трудоемким. Мама часами могла сворачивать виноградные листья с рисом с бараниной в идеальные, тонкие вытянутые сигары. Я вспоминаю мамину кухню накануне какой-то свадьбы: там собралась большая группа друзей и родных, чтобы подготовиться к этому событию. Казалось, еды хватит, чтобы накормить весь свет.

Мой отец был завзятым покупателем еды. Стоило мне упомянуть его имя в магазине, торговавшем свежеобжаренными кофейными зернами, как мне выдавали пакетик с "ассорти Хасана". Папа часто возвращался домой с ящиками, доверху набитыми свежими фруктами и овощами. Однажды, когда мне было лет семь, он пришел с несколькими арбузами. Хоть я и был младшим, я настоял на том, чтобы тоже затащить один в дом наравне со своими братьями и сестрами. Дойдя до дверей, я уронил арбуз, и он разбился об пол, заляпав нас всех мягкой, красной мякотью.

Мне было 15, когда я устроился на свою первую работу — поденщиком на кухне отеля Mount Zion. Это самая тяжелая и низкопробная работа на любой кухне. Ты должен успевать все. Мне повезло, что шеф-повар разглядел мой потенциал и предложил попробовать готовить еду. С тех пор я постоянно готовил дома, угощая всех своих друзей. И я знал, что хочу заниматься этим всю жизнь. Для меня это значило, что нужно будет выбираться из-за стен арабского старого города и включаться в жизнь страны по другую их сторону. Я хотел быть поваром и поразить весь мир, и израильская культура позволила мне сделать это.

Я принял важное решение и переехал в Тель-Авив в 1989 году. Я работал в самых разных местах, пока не получил место ассистента шеф-повара в Lilith, одном из лучших ресторанов города на тот момент. Там подавали свежие продукты, слегка обжаренные на огромном гриле. Меня приводило в восторг это смешение калифорнийской и средиземноморской кулинарных традиций, и именно здесь я осознал свою гастрономическую принадлежность. В 1997 году я переехал в Лондон и поступил на работу в Baker and Spice. За 6 проведенных там лет я реформировал отдел кулинарии и ввел в меню несколько блюд с четким ближневосточным мотивом. Это стало моим стилем.

Недавно на кухне я искал ящик с цветной капустой и в памяти вдруг возникла жареная цветная капуста, которую делала моя мама и которую как раз собирался готовить я. И только в этот момент я осознал, насколько часто в своей сегодняшней стряпне я ориентируюсь на любимые блюда своего детства.

Совместная история Йотама Оттоленги и Сами Тамими:

"Нет сомнений, что в Лондоне в 1999 году нас свело провидение. Ведь наши пути могли пересечься множество раз — у нас была масса куда более вероятных возможностей встретиться раньше. И тем не менее нам суждено было познакомиться в тысячах миль от родного дома.

Мы оба родились в Иерусалиме в 1968 году, Сами в арабской части города, Йотам — в еврейской. Мы выросли в нескольких километрах друг от друга в двух совершенно разных сообществах, связанных всего за год до того роковой войной. Сейчас, оглядываясь назад, мы понимаем, насколько по-разному мы росли, но насколько много при этом у нас общего: оба мы совершали рискованные вылазки "на ту сторону" и в общем похоже воспринимали окружающую жизнь. Позже мы оба одновременно переехали в Тель-Авив в поисках личной свободы и перспектив — той нормальной жизни, которая была невозможна в Иерусалиме. У нас обоих там завязались первые серьезные отношения, тогда же мы сделали первые шаги в карьере. В 1997 году мы оба переехали в Лондон, стремясь еще сильнее расширить свои горизонты и, конечно, пытаясь убежать из мест,

которое уже переросли.

И вот, в конце концов, стоя на ступеньках Baker and Spice и болтая уже больше 40 минут, мы вдруг поняли, что говорим на одном языке и разделяем большую часть жизненного пути. Не прошло и двух дней, как мы со всей очевидностью осознали, насколько крепкие дружеские и творческие узы связывают нас отныне".