30 июля 2020

​Зарубежная проза: "Новые записки Хендрика Груна из амстердамской богадельни"

изнь в преклонном возрасте не то чтобы» полна приключений и невероятных открытий. Особенно, если большую часть времени ты проводишь в богадельне с такими же старичками и старушками. Впрочем, если взглянуть на происходящее вокруг под правильным углом, запастись оптимизмом и создать внутри богадельни клуб СНОНЕМ ("Старые‑но‑не‑мертвые"), то приключения не заставят себя ждать, а даже в самых обычных будничных делах и проблемах можно будет отыскать повод для подвига. Или для шалости. Взять, например, «дело о пяти яблоках» – настоящий детектив: то здесь, то там в доме престарелых находят непонятно кем разложенные яблоки сорта "гренни Смит". Первое нашли в лифте, а пятое – в аквариуме:

"Если честно, пятое яблоко сначала лежало рядом с аквариумом. В аквариум положил его я. Это вышло само собой. В коридоре не было ни души, никто меня не видел. Для полной ясности: яблочный диверсант не я. Думаю, преступник изумится, увидев, что яблоко оказалось в аквариуме. Госпожа Схаап считает, что пять яблок — не случайность. Так держать, Шерлок Схаап. Жильцы начали проверять каждую вазу с фруктами".

Или, например, появившаяся новая жиличка, художница госпожа Лакруа, стремящаяся все что угодно превратить в искусство.

"Сегодня за чаем она поглотила десяток бастонских бисквитов, в состав которых входят мука, сахар, сироп, желток, сливочное масло, корица и гвоздика. После четвертого бисквита вокруг нее воцарилась тишина: шестеро сотрапезников, затаив дыхание, наблюдали, как бисквиты один за другим исчезали в ее маленьком ротике. Пакет с бисквитами она принесла с собой, так что медсестра, собственно, не должна была вмешиваться. Но после восьмого бисквита она не выдержала.

— Мадам Лакруа, так ли это разумно?

— Тсс! — попыталась сказать мадам с набитым ртом.

По крайней мере, так оно выглядело. После десятого бисквита она взглянула на публи‑

ку и спросила, не желает ли кто‑нибудь тоже попробовать.

— Зачем вы это делаете?

— Я художница-акционистка, это перформанс, — ответила она".

Или, например, новый проект похода по ресторанам, когда раз в три недели один из членов клуба выбирает ресторан с национальной кухней какой-нибудь страны: бельгийская, эфиопская, японская, непальская, нидерландская… Каждый такой поход просто обречен на то, чтобы превратиться в настоящее приключение. Ну, а в перерыве между гастрономическими изысками можно в качестве эксперимента отправиться в "Макдональдс", к тому же, как оказалось, никто из членов клуба никогда там не бывал.

"В коробках с хэппи-милами обнаружились игрушечные часы, три штуки, то есть мы подумали, что игрушечные, но часы оказались настоящими. Настоящие часы в упаковке с обедом за 3,99 евро! Как они это делают?

— Свои первые часы я купила, когда мне исполнилось восемнадцать, — сказала Риа. — И они стоили недельной зарплаты.

— Да, времена меняются, судя по часам, — сострил ее муж.

Эверт пожелал лишний раз убедиться, что мы и впрямь не получим ни одной бутылки вина.

— У вас наверняка есть что‑нибудь под стойкой, барышня? Плачу немедленно и наличными, черт возьми.

Девица испуганно помотала головой: дескать, ничего нет".

В новых записках Хендрика Груна найдется всё: и размышления о любви и смерти, и яркие впечатления, и неожиданные знакомства, и интересные воспоминания, и трогательные истории, и романтические переживания. Здесь представлена поистине вся гамма человеческих чувств и эмоций, от грусти до абсолютного счастья, которое возможно в любом возрасте, надо только уметь его выбить из цепких рук жизни.