Выберите магазин
Book 24
1095₽
920
Озон
1140₽
807
Читай Город
1095₽
984
Лабиринт
986

Описание

Это рассказ о семье, воюющей с самой собой, и блестящий разбор разочарований современной Америки. Но если в "Поправках" автор получал удовольствие от злоключений своих героев, к героям “Свободы” он относится с нескрываемой нежностью, хоть и посмеивается над ними. Причина восхищаться Франзеном не в том, что он делает что-то новое, — нет, он продолжает старое, то, что уже давно считали мертвым, и делает это блестяще.

— The Telegraph

Герои "Свободы" Патти и Уолтер демократичны, образованны, заботятся об окружающей среде и лишены предрассудков; у них идеальная семья. Но благие намерения не спасают их от потрясений, которыми чреваты отношения свободных людей в семье и в обществе. В романе, укрепившем его славу главного американского прозаика, Джонатан Франзен говорит о недостижимости истинной свободы и о том, как часто мы жертвуем самым главным ради ее призрака.

"У Патти Берглунд, этой дружелюбной пчелки, радостной переносчицы социокультурной пыльцы, всегда был ответ на любой вопрос. Она принадлежала к малому числу неработающих матерей Рэмзи-Хилл и прославилась своей неспособностью говорить хорошо о себе или плохо — о ком-нибудь другом. Она утверждала, что одно из подъемных окон, на которых она заменила крепления, однажды ее "обезглавит". Ее дети "наверняка" умирали от трихинеллеза, потому что она недостаточно прожарила свинину. Она подозревала, что ее "пристрастие" к запаху растворителя для красок могло быть связано с тем, что она больше "никогда" не читает книг. Она доверительно сообщала, что после "того случая" ей "запрещено" удобрять цветы Уолтера. Некоторым подобное самоуничижение было не по нраву — они видели в нем род снисхождения, как если бы Патти, преувеличивая свои недостатки, чересчур очевидно пыталась утешить менее одаренных домохозяек. Но большинство считали ее скромность искренней или по крайней мере забавной, да и в любом случае сложно устоять перед женщиной, которую так любят ваши дети и которая помнит не только их дни рождения, но и ваш и поздравляет вас блюдом печенья, открыткой или букетом ландышей в вазочке из магазина дешевых товаров, которую любезно предлагает не возвращать".
"Огромным достоинством Уолтера было то, что он целиком и полностью был на стороне Патти. В свое время Элизе приходилось буквально по каплям выдавливать из себя необходимую Патти поддержку. Теперь же поддержка Уолтера (которая выражалась в том, что он открыто и прямо выражал враждебность к ее неприятелям — т. е. родственникам) хлынула долгожданной полноводной рекой. А поскольку во всем остальном он отличался абсолютной честностью, у него был неограниченный кредит доверия и он мог беспрепятственно нападать на семью Патти и поддерживать сомнительные планы по ее ниспровержению. Пусть Уолтер и не полностью воплощал мечты Патти об идеальном мужчине, но он был идеальным болельщиком, а в то время Патти нуждалась в этом куда больше, чем в романтике".
"Он выпустил трубку и некоторое время молча сотрясался от слез, лежа ничком на убогой постели. Уолтер не знал, что делать. Не знал, как жить. Он столько раз ступал на новую стезю, будучи уверен в собственной правоте, но затем, вновь и вновь, что-нибудь совершенно иное и не менее правильное толкало его в противоположную сторону. Никакого контролирующего начала: Уолтер ощущал себя мячиком в игре, целью которой было остаться в живых — и только".

О книге

Франзен пишет об очень незаурядных, сверхамбициозных людях с прочными моральными принципами, чьи представления о "настоящей", правильно организованной жизни разбиваются не о привычную социальную рутину, как в традиционной реалистической прозе двух ушедших столетий, а, как ни странно, о человеческую свободу.

Борис Локшин, Openspace.ru

В отличие от переливчатой структуры "Поправок", которую можно сравнить с живыми воспоминаниями, что меняются год от года, обрастая новыми подробностями и смыслами, "Свобода" — произведение более статичное, напоминающее скорее семейный альбом. Заглянешь в него через несколько лет, а там ничего не изменилось. Бумага разве что пожелтела, а лица все те же. Полистаешь немного, улыбнешься и снова отложишь. Прелесть альбома в том, что рассматривать его можно с любой страницы, если вы все там уже видели и точно знаете, что внутри.

Сергей Кумыш

Информация о книге

Возрастное ограничение
16+
Дата выхода
27 июня 2022
ISBN
978-5-17-149474-2
Объем
672 стр.
Тип обложки
Твердый переплет
Формат
60x88/16

Отзывы читателей

Отзывы отсутствуют
Оценок пока нет