Меня зовут Астрагаль

Перевод с французского
Читать фрагмент
Временно нет в продаже
Узнать о поступлении в продажу

Описание

"Читая Альбертину, чувствуешь вкус свободы. <…> Тайна ее рождения, любовь, книги, написанные в камере, трагическая смерть — все овеяно романтизмом."
                                                                                                                             — Le Figaro

Опубликованный полвека назад автобиографический роман Альбертины Сарразен "Меня зовут Астрагаль" обошел весь мир. Написанный в тюрьме, где она провела несколько лет и куда за проституцию и воровство попадала не раз, он принес ей настоящую славу. Воспитанная приемными родителями — настоящих она никогда не знала, — Альбертина в шестнадцать лет сбежала из школы для трудновоспитуемых и пыталась выжить в Париже всеми дозволенными и недозволенными способами. И все это время, в неволе и на свободе, она писала. Признание пришло незадолго до смерти. Выпустив подряд три бестселлера, Альбертина Сарразен умерла в тридцать лет от врачебной ошибки, не прожив и года после публикации последней части трилогии.
Все события, о которых идет речь в романе, — подлинные. Побег из тюрьмы, жизнь вне закона, безумная любовь на фоне тюремных воспоминаний и постоянного страха снова оказаться за решеткой описаны с предельной искренностью.
И интерес к книге после стольких лет не угасает. Ее недавно переиздали во Франции, Англии, США и еще десятке стран, где читатели вновь открывают для себя этот маленький шедевр.

Отрывки из предисловия "Моя Альбертина", написанного Патти Смит к изданию 2013 года:

"...Альбертина представлялась мне дерзкой, тоненькой как соломинка, в прямой юбке, блузке без рукавов, перехваченной в поясе ремешком, и с косынкой на шее.
В ней не было и пяти футов роста, но она ничуть не походила на запуганного заморыша, скорее — на динамитную шашку, которая при взрыве не убивает, но калечит. Она очень проницательна — легко ориентируется в любой ситуации, насквозь видит полицейских, без слов понимает возлюбленного; быстро находит меткие выражения. “Наш путь гол и солон, как пустыня”. У нее свой особый, выразительный язык, сленг с примесью латыни.
Жан Жене в юбке? Нет, она сама по себе. Ее стиль, уголовно-лирический, невозмутимо-умственный, ни на кого не похож. “Я бежала незадолго до Пасхи, она наступила, но никакого воскресения не было, не было вообще ничего: ни жизни, ни смерти”. Этот поэтический голос, “насмешливый и чистый”, пронизывает все повествование, словно бегущая среди скал узкая речка, словно темная жилка, то вырывающаяся на поверхность, то уходящая в глубину. Альбертина — крохотная  святая всех бродячих писателей. Очень скоро я втянулась в ее мир и уже сама готова была ночами напролет марать бумагу, пить кружку за кружкой обжигающий кофе и останавливаться только для того, чтоб подвести глаза карандашом “Мэйбеллин”..."

"...Альбертина  всю свою короткую жизнь стремилась узнать, кто ее настоящая мать. Она родилась в 1937 году в Алжире, ее подкинули в приют, где она и получила имя — Альбертина Дамьен. Потом ее удочерили и окрестили Анной-Марией. О ее происхождении ничего не известно, внести ясность мог бы разве что анализ ДНК. Кто она: дочь юной испанской танцовщицы и матроса? Или незаконный ребенок приемного отца от алжирской служанки еврейских кровей?
Обе версии экзотичны и спорны, и обе годятся как объяснение маргинальных замашек. Она очень рано проявила яркую одаренность; успехи в латыни, литературе, игре на скрипке сулили музыкальную карьеру, отличное образование. Но недостаток любви и печальные обстоятельства толкнули ее на другой путь.
В десять лет ее изнасиловал родственник приемного отца. Она стала убегать из дома, и родители поместили ее в жуткую исправительную школу для девочек, которая, словно в насмешку, называлась “Добрый Пастырь”. Там ее унижали, даже лишили права носить крестильное имя Анна-Мария. В тринадцать лет она вела дневник — записывала в толстой тетради на спирали свои очень трезвые наблюдения. Эту тетрадь у девочки отняли в наказание за то, что она надушилась, — воспитатели сочли, что от нее слишком сильно пахнет ландышем. Небольшого роста, приятная на вид и наделенная недюжинным умом — этакая Жанна д’Арк на судилище, — Альбертина сбежала из ненавистной школы в Париж. Уличная жизнь сделала из нее проститутку и воришку. Ей было восемнадцать, когда ее с сообщницей арестовали за вооруженный грабеж и осудили на семь лет. А последний срок, четыре месяца, она получила в 1963 году за то, что стащила в магазине бутылку виски. И все время, с ранней юности, переживая любовь и разлуку, в тюрьме и на воле — она писала..."

"...Как я любила ее, мою Альбертину! Ее сияющие глаза освещали мне путь во тьме ранних лет. Она была моим провожатым среди ночных метаний. И вот теперь она ваша."

О книге

Самая потрясающая писательница 1960-х.
Elle
Альбертина Сарразен родилась в Алжире в 1937 году. Родители отказались от нее, а удочерившая французская семья оказалась более чем неудачной ― в десять лет Альбертину изнасиловал один из новоприобретенных родственников, позднее приемные родители сдали воспитанницу в закрытый исправительный пансион. Свободолюбивая Альбертина сбежала в Париж, на улицах которого начала воровать и заниматься проституцией. В 16 лет она попала в тюрьму, но дожидаться конца семилетнего срока не стала, совершила побег. Собственно, с этого места и начинается первый роман ее автобиографической трилогии. Альбертина прыгает с тюремного забора, ломает ногу (L'Astragale ― французское название переломанной косточки), а на дороге ее подбирает и прячет от преследователей будущая большая любовь ― Жюльен. С тех пор они будут вместе ― вместе воровать, скрываться от полиции, дожидаться друг друга из тюрьмы вплоть до ранней смерти Альбертины в 1967 году. Забивающая все любовная линия довольно сильно снижает битнический градус сарразеновской прозы, зато интересно сталкивает конвенциональную любовную романтику с острой романтикой маргинальной жизни. Этот микс сработал, например, для Патти Смит. В предисловии панк-рок-певица заявляет, ни много ни мало, что "без Альбертины я вряд ли стала бы такой, какая я есть. Не будь ее, откуда бы мне взять непринужденные манеры, женскую стойкость в невзгодах?"
Ольга Виноградова
09 июля 2014
Упоительное чтение! Каждая фраза — подарок.
Le Nouvel Observateur

Информация о книге

Возрастное ограничение
16+
Дата выхода
17 июля 2014
ISBN
978-5-17-084591-0
Объем
256 стр.
Тип обложки
Твердый переплет
Формат
84х108/32

Отзывы читателей

Отзывы отсутствуют
Средняя оценка
4