Щегол

Перевод с английского
Читать фрагмент

Описание

Роман, который лауреат Пулитцеровской премии Донна Тартт писала более 10 лет, — огромное эпическое полотно о силе искусства и о том, как оно — подчас совсем не так, как нам того хочется — способно перевернуть всю нашу жизнь. 13-летний Тео Декер чудом остался жив после взрыва, в котором погибла его мать. Брошенный отцом, без единой родной души на всем свете, он скитается по приемным домам и чужим семьям — от Нью-Йорка до Лас-Вегаса, — и его единственным утешением, которое, впрочем, чуть не приводит к его гибели, становится украденный им из музея шедевр голландского старого мастера.

О книге

Освободите на полке с книгами о любимых картинах место для шедевра Донны Тартт о крохотном шедевре Карела Фабрициуса.
The Washington Post
В случае "Щегла" речь идет не просто о воскрешении сюжетного романа, но об одной из его когда-то популярных форм: это так называемый воспитательный роман, вернее, его сплав с авантюрным.
Алексей Цветков
Таких книг, как "Щегол", за десять лет появляется штук пять, не больше. Она написана с умом, и с душой. Донна Тартт представила публике блистательный роман.
Стивен Кинг

Пресса о книге

Информация о книге

Возрастное ограничение
18+
Дата выхода
20 ноября 2014
ISBN
978-5-17-085448-6
Объем
832 стр.
Тип обложки
Твердый переплет
Формат
60×90 1/16

Отзывы читателей

Люблю такие книги, после которых невозможно читать что-либо другое. Вот уже месяц после прочтения "Щегла" не могу начать читать ничего нового. Начинаешь новую книгу и все время сравниваешь с прекрасным языком Донны Тартт (и конечно же отдельного восторга заслуживает переводчик Анастасия Завозова). Книга объемная, но заканчивать ее совершенно не хочется, пытаешься растянуть удовольствие подольше.
Сама история захватывает с первых страниц, когда судьба мальчика изменяется за такое короткое время. Читая, проживаешь каждый день жизни Тео вместе с ним, волнуешься о том, как он перевозит своего «щегла» с места на место. Переживаешь его отношения с лучшим другом Борисом, ругаешь его за то, что он не может перестать употреблять наркотики, сочувствуешь, когда он теряет близких и любимых и так до самого конца книги. Многие говорят, что книга затянута и можно было сократить ее на пару сотен страниц, но мне кажется в этой книге нет ничего лишнего.
Если бы можно было стереть память и прочитать книгу заново, было бы замечательно. Но пока такой возможности не предоставляется, остается ждать фильма по этому роману, с чудесным актером которого подобрали на роль Тео.
19 марта 2018
Заметив ее ещё в 2015 году, прочитала только сейчас.
Кто-нибудь читал этот роман? Я всю книгу так переживала за этого очкарика-наркомана, очень умного, сообразительного, вежливого и скромного. Находясь на каждой странице среди предметов искусств, антиквариата и денег, в каждой третьей строке - наркотики, водка и подростковый юмор. И так и хочется сказать: серьезно? Вот так все и было?
С Теодором Дрекером мы вместе с 13 лет и до 27. С его страхами, болями, с первой стопкой водки, первой девочкой, лучшим другом польско-украинским «евреем» Борисом, наставником и учителем-антикваром Хоби. Этими гребенными наркотиками.
Вот не могу отделаться от мысли, что при всём том, что книга мне очень-очень понравилась, что-то здесь не так.
Мальчики, которые постоянно напиваются и глотают колеса, покупают наркотики и долбятся, чтобы забыться - не становятся уважаемыми людьми в 25, где у них личные водители, отсутствие крыши и миллионы на счётах.
Здесь вообще можно много над чем рассуждать! Об искусстве: сотни отсылок к книгам, картинам, фотографиям, истории, или о русских: от мата до Достоевского, от водки до Юрия и Анатолия.
Книга толстенная, прочитать можно за пару дней, если располагаете временем.
Обязательно читать. И ходить в музей. Смотреть на полотна великих мастеров
19 марта 2018
Кривая судьбы преподносит тринадцатилетнему главному герою жуткий подарок. Случайно оказавшись в музее в момент взрыва, подросток теряет самого дорогого и светлого человека – маму. В один миг прежняя жизнь разрушена, а в туманное будущее его сопровождает только картина, которую он сам того не понимая, уносит с места трагедии. Мальчик переезжает из дома в дом, меняет опекунов и окружение, и ближе к 30ти мы уже не узнаем героя. Блуждая по границе допустимого, он то и дело оступается. И только основательно заблудившись на «темной стороне», он получает заветный шанс на спасение.

Роман в первую очередь интересный. Несмотря на то, что в нем много преступности, наркотиков, человеческого падения, книга в целом не воспринимается такой уж чернушной. Меня немного настораживала бесхарактерность героя, окруженного очень сильными персонажами: русским почти-беспризорником/бандитом/алкоголиком/наркоманом и приютившим героя в итоге американцем с большим сердцем, воплощавшими своего рода деятельное "зло" и беспомощное "добро". Дурное влияние очевидно более эффективно влияет на героя, чем хорошее, а может быть "книжное зло" просто требует меньше усилий. Вообще мотивация главного героя очень неопределенная – он ни на мм не вырос на протяжении всей книги, зато уже в самой развязке истории будто случайно перепрыгнул на иной уровень самосознания. Марионетка во власти случая. Хотя может быть в этом и была идея автора.

Размышлений в книге немного – ими активно нагружены только самые последние страницы. Книга в целом читается скорее как приключение: достаточно интересно запутанные хитросплетения судеб в конце обыгрываются полуфилософским осмыслением природы жизни, добра и зла. И здесь Таррт не преподносит новых свежих мыслей. Немного русской классики («доброе и злое начала в человеке») помешанное с американским либерализмом («и то, и то - хорошо») прикрытое провиденческой слепотой («ибо никто не знает, куда в итоге вырулим») приводит к осознанному смирению главного героя с неприглядной реальностью. Ну, он, вроде, подумав, решил-таки нести ответственность за свои поступки… и то хорошо. ⠀

Я долго пыталась понять, зачем было делать одного из героев русским (а в последних главах уже и целую банду старательно вписывать в сюжет)? Вскоре все встало на свои места - чтобы шарахнуть в конце романа монолог о добре и зле. Пусть рассуждения Бориса «не-вау», мне немного лестно, что эта миссия была возложена именно на него, «читавшего Достоевского в оригинале» мерзкого и нахального русского бандита.
13 марта 2018
Для меня это всегда в первую очередь книга о любви, а потом уже об искусстве. Сквозь всю книгу и всю историю проходит луч света, надежды, любви и памяти о любви. Пусть объект любви недоступен, потерян - это неважно, если душа еще жива, всё можно прожить.
Книга учит не теряться в мире)
05 марта 2018
Эта книга очаровала меня с первых страниц, я давно с таким наслаждением не смаковала каждую страницу. Читала её ужасно долго, но рада этому, потому что выныривать не хотелось. Мне очень тяжело перейти от эмоций к фактам, пытаться препарировать этот роман как лабораторную мышь. Но я очень постараюсь.
Роман повествует о жизни мальчика Тео, на чью долю выпало тяжелое испытание - его мама погибает во время взрыва в музее. Для любого ребёнка это было бы ужасным потрясением, а Тео был очень близок со своей мамой, очень любил её. И дальше мы следим за его жизнью, вместе с ним преодолеваем трудности, заводим новые знакомства, переезжаем с места на место. Но в тот ужасный день, когда он потерял маму, волею случая он обрёл "Щегла" - картину Карела Фабрициуса. Этот шедевр мирового уровня теперь хранится у растерянного подростка в наволочке. Но для него это не просто картина, это символ и маяк в трудные времена, это тайна, которая одновременно вдохновляет и угнетает его. Вся его дальнейшая жизнь оказывается выстроена вокруг двух осей - потеря мамы и маленькая птичка, нарисованная на доске.
Я даже не могу обьяснить чем так задела меня эта книга. Особых поворотов сюжета там не так уж и много, неожиданной интриги не найти. Но ведь это роднит роман с самой жизнью. Мы не живём в голливудском блокбастере, ведь так? Зато в этой книге вы найдёте вдоволь эмоций, порой оголенных как провода, эмоций, которые не всегда совпадут с вашими, но которым нельзя не верить. Я не всегда полностью разделяла слова, поступки и чувства Тео, но всегда понимала почему он так говорит или думает. Тео и все остальные персонажи совершенно как живые. Не в том смысле, что они скрупулёзно описаны до последней морщинки, нет. Но парой росчерков пера, несколькими деталями Донна Тартт вдруг оживляет каждого, словно волшебница. Предложения становились то невообразимо длинными, то простыми и короткими, когда это требовалось, чтобы передать эмоции главного героя - мне это очень сильно понравилось.
Мне кажется, что перевод у романа на высшем уровне. Нет, возможно оригинал ещё круче в разы, или наоборот англоязычный текст хуже и наши переводчики включили творчество и сделали конфетку
28 февраля 2018
«Щегол»– это роман – откровение; неторопливый, монументальный, кинематографичный. Альтернативная история, в которой одна общая катастрофа и одна личная трагедия выбивают жизнь главного героя Тео из ее привычного русла и навсегда связывают с «Щеглом», шедевром голландского мастера Фабрициуса.

История полотна Фабрициуса (и все сложная система метафор и отсылок к и о нем) и история Тео – это две трагические судьбы, которые затягивают как в омут. Вместе с Тео и «Щеглом» ты переживаешь кровавый взрыв в Метрополитен-музее, мчишься по Пятой авеню пронзительно-морозного Нью-Йорка, вдыхаешь разреженный воздух Лас-Вегаса и встречаешь рождество в простуженном Амстердаме. Однако, как пишет Тартт, даже за катастрофами и забвением следует любовь, а любовь – это и есть ключ к бессмертию.

И эта любовь – сквозит в каждой строчке романа. Любовь к искусству и любовь к жизни вопреки всему. Именно это и делает «Щегла» Донны Тартт таким необыкновенным и таким потрясающим.
03 октября 2016
Я закрыла книгу буквально несколько дней назад. И, когда села писать рецензию, поняла, что во мне еще недостаточно холодности и трезвости для этого. Рассуждать об идее, концепции романа и мастерстве автора в таком состоянии трудно. Поэтому получился, скорее, отзыв, попытка сумбурно поделиться впечатлением.

Главный герой романа Донны Тартт - щегол. Главный герой романа - Теодор Декер. Но как только на страницах появился Хоби, сюжетная линия, связанная с ним, стала для меня отдельной историей. Он напомнил мне Аттикуса Финча. Честность, простота, благородство. Бесконечная доброта. В мире хаоса, который поглотил жизнь Тео и Пиппы после взрыва, Хоби был тихим островом, убежищем. На мой взгляд, это один из самых удачных образов в романе. В нем все гармонично, привлекательно: манера ходить в разоряющиеся ресторанчики, стряпать в преддверии праздника, чтобы собрать друзей, самозабвенная любовь к дереву, антиквариату, искусству, трогательное отношение к Пиппе...
А вот Пиппа кажется несколько схематичной, стереотипной: рыжая девочка, которая все время носит зеленое. И даже когда Тео дарит Китси материны сережки с изумрудом, они ей не идут: естественно, они пошли бы Пиппе. Может быть, этот "набросок" образа, незавершенность, нечеткость его - оттого, что мы все время следуем за Тео, а он видел ее не так часто: фотографии в доме Хоби, воспоминания и навязчивое, как болезнь, чувство. Наверное, в идее фикс не может быть глубины, а только лишь то, что однажды и навсегда поражает.
Открытый финал сначала заставил меня негодовать. Наверное, мне хотелось, чтобы Тео и Пиппа счастливо мучили друг друга своими посттравматическими страхами, ходили в кино, сидели в кафе и слушали музыку до конца жизни. И жили бы с Хоби. Но, отстранившись от сюжета, я вспомнила о том, что есть в романе Тартт нечто, что стоит над всеми событиями, над временем, над людьми. Сила искусства. Непостигаемая, необъяснимая. И у нее нет начала и конца. Этот прекрасно написанный и замечательно переведенный роман - дань искусству.
02 октября 2016
«Щегол» - это сильная книга о жизни, человеческой судьбе. История мальчика, который теряет свою мать и вместе с ней теряет свою значимость в этом мире. Он становится никому не нужным и ему приходится быстро стать взрослым, чтобы держаться зубами за свое место под солнцем. Мне нравится то, что Тартт пишет книги с примесью искусства, это буквально завораживает. Не смотря на объем книг Тартт - мне всегда мало.
За судьбу Тео я переживала до слез, сколько же пощечин судьбы пришлось терпеть бедному парнишке, просто немыслимо. Отдельный низкий поклон переводчикам, которые проделали чудовищно огромный объем работы, учитывая красивый и интеллектуальный язык госпожи Тартт. Оформление тоже не подкачало - белые плотные страницы, хороший шрифт, интересная обложка. Пожалуй это самая объемная книга на моей полке художественной литературы и однозначно - самая ценная.
02 октября 2016
Бывают такие вещи, которые становятся для нас чем-то важным, значимым, неотъемлемой частью нашего «я», без которых тяжело представить свою жизнь и себя самого, нет, не тяжело – невозможно. Одной из таких вещей стала для меня эта книга. «Щегол» Донны Тартт – её третий по счёту роман, вышедший в свет в 2013 году, и опубликованный на русском в 2014.
В чём особенность Донны? Во-первых, она работает над каждым своим романом долгие годы, поэтому и появляются они раз в десять лет, но поверьте, это стоит того, чтобы ждать. Во-вторых, за что лично я восхищаюсь Тартт, так это её волшебная игра со временем. Время в её руках становится послушной пластичной массой, которую можно растягивать на годы и сжимать в мгновенья. Мы можем видеть сюжет, проносясь по нему словно на американских горках, а через пару страниц остановиться, и рассматривать происходящее, словно насекомое, застывшее в янтаре, медленно, тщательно, по кусочкам. Это действительно завораживает.

Но о чём же эта история? Хотя в первую очередь она о Тео Декере, тринадцатилетнем мальчишке, с которым мы проведём вместе больше пятнадцати лет, о его удивительной, печальной, пронзительной судьбе, вместе с тем эта история всего. Всего, что нас окружает. С первых страниц я назвала Тео для себя «Гарри Поттером», потому что действительно похож. Это Гарри Поттер магловского мира, искренний, добрый мальчик, которому не повезло. Но вместе с тем он ещё и Оливер Твист, он и Чарли из «Хорошо быть тихоней», он и герой Ремарка, прячущийся в музее от нацистов. Я влюблена в этого героя, в его балансирование между двумя такими разными мирами: сверкающим и возвышенным мира искусства и серым миром улиц, полным грязи, бандитских разборок и наркотиков.
Лучший друг Тео, Борис Павликовский, самый колоритный персонаж романа. Тощий неряшливый паренёк из Украины, говорящий на разных славянских языках, который большую часть своей жизни проводит под кайфом. Несмотря на те приключения, что происходят с ребятами по инициативе Бориса, к нему не испытываешь презрения, и «за державу» совсем не обидно. Борис потрясающий. Со всеми его разглагольствованиями, философией, жизнью сегодняшним днём, цитированием Достоевского он становится таким же родным, как и сам Тео. И каждый раз, когда Борис заводит свои монологи, думаешь: и где же Донна так сумела понять русскую душу?
«Щегол» получил своё название от одноимённой картины Карела Фабрициуса, которая находится в Гааге. Этот предмет искусства и становится центром романа. Теодор Декер с матерью находятся в музее в тот момент, когда там происходит теракт. Среди обломков и огня мальчик находит эту картину уцелевшей и выносит её из горящего здания, потому что это его долг, потому что это любимая картина его мамы. Через пару часов жизнь его навсегда изменит привычный ход, всё завертится в бешеном вихре, водовороте событий и встреч, и лишь одно останется неизменным: образ маленькой жёлтой птички, прикованной тонкой цепью к своему насесту.
Знаете, что самое прекрасное в этом романе? Он помогает лучше узнать себя самого. Он словно даёт тебе целую гору замечательных даров, встряхивает за плечи, пробуждая, и оставляет наедине с собой. После «Щегла» наступает настоящее «книжное похмелье», когда ты снова и снова возвращаешься в тот привычный, слишком настоящий мир Тео, забывая о собственном.
Было бы бесчеловечно не поделиться с вами хоть маленькой толикой того, что я так страстно описываю. Ведь пересказывать книги Донны Тартт просто грешно, их нужно проживать. Так что вот для вас маленький десерт:
«Мне нужно сказать, что жизнь – какой бы они ни была – коротка. Что судьба жестока, но, может быть, не слепа. Что Природа (в смысле – Смерть) всегда побеждает, но это не значит, что нам следует склоняться и пресмыкаться перед ней. И что, даже если нам здесь не всегда так уж весело, все равно стоит окунуться поглубже, отыскать брод, переплыть эту сточную канаву, с открытыми глазами, с открытым сердцем. И в разгар нашего умирания, когда мы проклевываемся из почвы и в этой же почве бесславно исчезаем, какой же это почет, какой триумф – любить то, над чем Смерть не властна».
28 сентября 2016
Кристина, "Маленький друг" выйдет в новом переводе к ярмарке Non-fiction.
14 сентября 2015
Скажите пожалуйста, когда в продаже появится "Маленький друг"?? а то уже нет сил ждать))
14 сентября 2015
test
22 июля 2015
Средняя оценка
5