Описание

Роман, который лауреат Пулитцеровской премии Донна Тартт писала более 10 лет, — огромное эпическое полотно о силе искусства и о том, как оно — подчас совсем не так, как нам того хочется — способно перевернуть всю нашу жизнь. 13-летний Тео Декер чудом остался жив после взрыва, в котором погибла его мать. Брошенный отцом, без единой родной души на всем свете, он скитается по приемным домам и чужим семьям — от Нью-Йорка до Лас-Вегаса, — и его единственным утешением, которое, впрочем, чуть не приводит к его гибели, становится украденный им из музея шедевр голландского старого мастера.

Теги: США, роман

Информация о книге

  • Объем: 832 стр.
  • Тираж: 4000 экз.
  • Тип обложки: Твердый переплет
  • Формат: 60×90 1/16

Отзывы о книге

Таких книг, как "Щегол", за десять лет появляется штук пять, не больше. Она написана с умом, и с душой. Донна Тартт представила публике блистательный роман.
Стивен Кинг
Освободите на полке с книгами о любимых картинах место для шедевра Донны Тартт о крохотном шедевре Карела Фабрициуса.
The Washington Post
В случае "Щегла" речь идет не просто о воскрешении сюжетного романа, но об одной из его когда-то популярных форм: это так называемый воспитательный роман, вернее, его сплав с авантюрным.
Алексей Цветков

Пресса о книге

Беседовал Даниил Адамов
m24.ru|Беседовал Даниил Адамов|

Анастасия Завозова: "Любимую книгу переводить не нужно"

Корреспондент m24.ru поговорил с Анастасией Завозовой, переводившей романы Донны Тартт "Щегол" и "Маленький друг". Она рассказала о том, почему не стала бы переводить "Джен Эйр", насколько интересна русская литература для англоязычного читателя и чем перевод похож на занятия в спортзале.


Беседовала Мария Кузьмина
Colta.ru|Беседовала Мария Кузьмина|

Есть ли жизнь после "Щегла"? Как устроена жизнь переводчика романов Донны Тартт

В интервью COLTA.RU Анастасия Завозова рассказывает, зачем нужно было заново переводить на русский "Маленького друга", как устроен Нью-Йорк у Тартт, для чего нужно искажение времени, каково это — переводить по толстому роману каждый год и трудно ли работать с сюжетом, действие которого происходит в настоящем времени.


Сергей Кумыш
Профиль|Сергей Кумыш|

Варя Горностаева: "Необходимо уважать своего читателя — что бы ты ни издавал"

Главный редактор издательства Corpus о том, как выбирают книги, которые будут напечатаны, читает ли произведение художник, перед тем как рисовать обложку, и почему в кризис популярнее всего серьезная литература.

Сергей Кумыш
Профиль|Сергей Кумыш|

Над временем и страхом

"Щегол" — это роман, с которым вступаешь в отношения. Поначалу что-то вроде влюбленности: эйфория, легкое дыхание и руки трясутся, когда переворачиваешь страницы, — от удовольствия, конечно же, от предвкушения, что там, в обозримом будущем, все будет еще лучше, чем сейчас (но представить это невозможно, потому что куда уж лучше).


Варвара Бабицкая
Афиша. Воздух|Варвара Бабицкая|

"Щегол" Донны Тартт: время ничего не значит

Варвара Бабицкая — о "Щегле", главном переводном романе этого года, увлекательной книге о природе времени и смерти, которая вместила в себя исторический детектив, семейную сагу и еще полдесятка жанров.


Татьяна Сохарева
Газета.ru|Татьяна Сохарева|

Великий американский щегол

Вышел в свет "Щегол" Донны Тартт — книга-лауреат Пулитцеровской премии, которую англоязычная критика назвала "великим американским романом", а интернет-магазин Amazon объявил "Книгой года".


Ведомости|Майя Кучерская|

На русском языке вышел самый обсуждаемый роман нынешнего года — "Щегол" Донны Тартт

Роман "Щегол", ставший самой громкой премьерой завершившейся non/fiction, разлетался с прилавков с не птичьей скоростью. Издатели едва успевали подвозить новые пачки. Динамика дальнейших продаж покажет, насколько читательский кредит доверия оказался оправдан. Но сомнений, что еще как минимум год-другой успех романа продлится, — нет. Потому что это хорошая книга.


MEDUZA|

"Щегол", Донна Тартт

Еженедельно по просьбе "Медузы" литературный критик Галина Юзефович будет рассказывать о самых интересных и важных книгах, изданных в России. В первом обзоре Галина Юзефович рассказала о трех осенних новинках, среди которых — "Щегол" Донны Тартт.


Мария Степанова
Коммерсант-Weekend|Мария Степанова|

Родина Щегла. Мария Степанова о романе Донны Тартт

Одно из самых ожидаемых событий ярмарки non/fiction — русский перевод романа Донны Тартт "Щегол", который англоязычная критика уже причислила к собранию "великих американских романов". О том, насколько этот роман американский и в какой степени великий, — Мария Степанова.


Павел Грозный
Афиша. Воздух|Павел Грозный|

Как издать роман лауреата Пулитцеровской премии

"Воздух" рассказывает, как издательство Corpus готовило русское издание "Щегла" Донны Тартт — главной переводной книги года, огромного романа, собравшего ворох важных премий и воспетого зарубежными критиками.


Станислав Зельвенский
Афиша|Станислав Зельвенский|

"Щегол" Донны Тартт

Донна Тартт — красивая крохотная женщина, увлеченная модой и почти по-сэлинджеровски чурающаяся публичности, написала три романа. В 30 лет — "Тайную историю", неотразимый университетский триллер, сделавший ее суперзвездой. В 40 — "Маленького друга", большой симфонический роман, по целому ряду причин принятый более сдержанно. И сейчас, в 50 — "Щегла", главный англоязычный фикшн минувшей осени.


Комментарии  

Комментировать

Вам нужно авторизоваться , чтобы оставлять комментарии.
Анастасия Тимошевская

«Щегол»– это роман – откровение; неторопливый, монументальный, кинематографичный. Альтернативная история, в которой одна общая катастрофа и одна личная трагедия выбивают жизнь главного героя Тео из ее привычного русла и навсегда связывают с «Щеглом», шедевром голландского мастера Фабрициуса.

История полотна Фабрициуса (и все сложная система метафор и отсылок к и о нем) и история Тео – это две трагические судьбы, которые затягивают как в омут. Вместе с Тео и «Щеглом» ты переживаешь кровавый взрыв в Метрополитен-музее, мчишься по Пятой авеню пронзительно-морозного Нью-Йорка, вдыхаешь разреженный воздух Лас-Вегаса и встречаешь рождество в простуженном Амстердаме. Однако, как пишет Тартт, даже за катастрофами и забвением следует любовь, а любовь – это и есть ключ к бессмертию.

И эта любовь – сквозит в каждой строчке романа. Любовь к искусству и любовь к жизни вопреки всему. Именно это и делает «Щегла» Донны Тартт таким необыкновенным и таким потрясающим.
Галина Кучина

Я закрыла книгу буквально несколько дней назад. И, когда села писать рецензию, поняла, что во мне еще недостаточно холодности и трезвости для этого. Рассуждать об идее, концепции романа и мастерстве автора в таком состоянии трудно. Поэтому получился, скорее, отзыв, попытка сумбурно поделиться впечатлением.

Главный герой романа Донны Тартт - щегол. Главный герой романа - Теодор Декер. Но как только на страницах появился Хоби, сюжетная линия, связанная с ним, стала для меня отдельной историей. Он напомнил мне Аттикуса Финча. Честность, простота, благородство. Бесконечная доброта. В мире хаоса, который поглотил жизнь Тео и Пиппы после взрыва, Хоби был тихим островом, убежищем. На мой взгляд, это один из самых удачных образов в романе. В нем все гармонично, привлекательно: манера ходить в разоряющиеся ресторанчики, стряпать в преддверии праздника, чтобы собрать друзей, самозабвенная любовь к дереву, антиквариату, искусству, трогательное отношение к Пиппе...
А вот Пиппа кажется несколько схематичной, стереотипной: рыжая девочка, которая все время носит зеленое. И даже когда Тео дарит Китси материны сережки с изумрудом, они ей не идут: естественно, они пошли бы Пиппе. Может быть, этот "набросок" образа, незавершенность, нечеткость его - оттого, что мы все время следуем за Тео, а он видел ее не так часто: фотографии в доме Хоби, воспоминания и навязчивое, как болезнь, чувство. Наверное, в идее фикс не может быть глубины, а только лишь то, что однажды и навсегда поражает.
Открытый финал сначала заставил меня негодовать. Наверное, мне хотелось, чтобы Тео и Пиппа счастливо мучили друг друга своими посттравматическими страхами, ходили в кино, сидели в кафе и слушали музыку до конца жизни. И жили бы с Хоби. Но, отстранившись от сюжета, я вспомнила о том, что есть в романе Тартт нечто, что стоит над всеми событиями, над временем, над людьми. Сила искусства. Непостигаемая, необъяснимая. И у нее нет начала и конца. Этот прекрасно написанный и замечательно переведенный роман - дань искусству.
Ирина Сауцкая

«Щегол» - это сильная книга о жизни, человеческой судьбе. История мальчика, который теряет свою мать и вместе с ней теряет свою значимость в этом мире. Он становится никому не нужным и ему приходится быстро стать взрослым, чтобы держаться зубами за свое место под солнцем. Мне нравится то, что Тартт пишет книги с примесью искусства, это буквально завораживает. Не смотря на объем книг Тартт - мне всегда мало.
За судьбу Тео я переживала до слез, сколько же пощечин судьбы пришлось терпеть бедному парнишке, просто немыслимо. Отдельный низкий поклон переводчикам, которые проделали чудовищно огромный объем работы, учитывая красивый и интеллектуальный язык госпожи Тартт. Оформление тоже не подкачало - белые плотные страницы, хороший шрифт, интересная обложка. Пожалуй это самая объемная книга на моей полке художественной литературы и однозначно - самая ценная.
Мария Кокова

Бывают такие вещи, которые становятся для нас чем-то важным, значимым, неотъемлемой частью нашего «я», без которых тяжело представить свою жизнь и себя самого, нет, не тяжело – невозможно. Одной из таких вещей стала для меня эта книга. «Щегол» Донны Тартт – её третий по счёту роман, вышедший в свет в 2013 году, и опубликованный на русском в 2014.
В чём особенность Донны? Во-первых, она работает над каждым своим романом долгие годы, поэтому и появляются они раз в десять лет, но поверьте, это стоит того, чтобы ждать. Во-вторых, за что лично я восхищаюсь Тартт, так это её волшебная игра со временем. Время в её руках становится послушной пластичной массой, которую можно растягивать на годы и сжимать в мгновенья. Мы можем видеть сюжет, проносясь по нему словно на американских горках, а через пару страниц остановиться, и рассматривать происходящее, словно насекомое, застывшее в янтаре, медленно, тщательно, по кусочкам. Это действительно завораживает.

Но о чём же эта история? Хотя в первую очередь она о Тео Декере, тринадцатилетнем мальчишке, с которым мы проведём вместе больше пятнадцати лет, о его удивительной, печальной, пронзительной судьбе, вместе с тем эта история всего. Всего, что нас окружает. С первых страниц я назвала Тео для себя «Гарри Поттером», потому что действительно похож. Это Гарри Поттер магловского мира, искренний, добрый мальчик, которому не повезло. Но вместе с тем он ещё и Оливер Твист, он и Чарли из «Хорошо быть тихоней», он и герой Ремарка, прячущийся в музее от нацистов. Я влюблена в этого героя, в его балансирование между двумя такими разными мирами: сверкающим и возвышенным мира искусства и серым миром улиц, полным грязи, бандитских разборок и наркотиков.
Лучший друг Тео, Борис Павликовский, самый колоритный персонаж романа. Тощий неряшливый паренёк из Украины, говорящий на разных славянских языках, который большую часть своей жизни проводит под кайфом. Несмотря на те приключения, что происходят с ребятами по инициативе Бориса, к нему не испытываешь презрения, и «за державу» совсем не обидно. Борис потрясающий. Со всеми его разглагольствованиями, философией, жизнью сегодняшним днём, цитированием Достоевского он становится таким же родным, как и сам Тео. И каждый раз, когда Борис заводит свои монологи, думаешь: и где же Донна так сумела понять русскую душу?
«Щегол» получил своё название от одноимённой картины Карела Фабрициуса, которая находится в Гааге. Этот предмет искусства и становится центром романа. Теодор Декер с матерью находятся в музее в тот момент, когда там происходит теракт. Среди обломков и огня мальчик находит эту картину уцелевшей и выносит её из горящего здания, потому что это его долг, потому что это любимая картина его мамы. Через пару часов жизнь его навсегда изменит привычный ход, всё завертится в бешеном вихре, водовороте событий и встреч, и лишь одно останется неизменным: образ маленькой жёлтой птички, прикованной тонкой цепью к своему насесту.
Знаете, что самое прекрасное в этом романе? Он помогает лучше узнать себя самого. Он словно даёт тебе целую гору замечательных даров, встряхивает за плечи, пробуждая, и оставляет наедине с собой. После «Щегла» наступает настоящее «книжное похмелье», когда ты снова и снова возвращаешься в тот привычный, слишком настоящий мир Тео, забывая о собственном.
Было бы бесчеловечно не поделиться с вами хоть маленькой толикой того, что я так страстно описываю. Ведь пересказывать книги Донны Тартт просто грешно, их нужно проживать. Так что вот для вас маленький десерт:
«Мне нужно сказать, что жизнь – какой бы они ни была – коротка. Что судьба жестока, но, может быть, не слепа. Что Природа (в смысле – Смерть) всегда побеждает, но это не значит, что нам следует склоняться и пресмыкаться перед ней. И что, даже если нам здесь не всегда так уж весело, все равно стоит окунуться поглубже, отыскать брод, переплыть эту сточную канаву, с открытыми глазами, с открытым сердцем. И в разгар нашего умирания, когда мы проклевываемся из почвы и в этой же почве бесславно исчезаем, какой же это почет, какой триумф – любить то, над чем Смерть не властна».
Издательство Corpus

Кристина, "Маленький друг" выйдет в новом переводе к ярмарке Non-fiction.
Кристина Мариуш

Скажите пожалуйста, когда в продаже появится "Маленький друг"?? а то уже нет сил ждать))
Alexander Zanis

test