Новинки современной литературы corpus-блог

Предпосмертная автоагиобиография Т.Гиллиама, режиссера

издательство Corpus издательство Corpus

Автобиография Терри Гиллиама под названием "Гиллиамески" начинается прямо с обложки. На ней прославленный и умудренный опытом режиссер изображен в лучшем в виде: с дыркой в верхней части черепа, через которую внутрь проникают знаменитые образцы его мультипликации, и через которую внутрь теперь может проникнуть и каждый желающий — каждый, кто возьмет "Гиллиамески" в руки.

О да, это одна из тех книг, которые надо не просто читать, но держать в руках. Текст там просто замечательный — и снабженный всеми необходимыми пояснениями и примечаниями — но Терри Гиллиама мы любим не за тексты. Читателя/зрителя ждут не только увлекательные мемуары, но и сотни визуальных осколков биографии этого прекрасного американца, ставшего еще более прекрасным британцем — от первых детских рисунков до всемирно известных мультипликационных образов.

Терри Гиллиам мог бы посвятить собственные мемуары исключительно себе — логично, в сущности, и часто так и бывает — но решил этого не делать: на страницах книги встречаются десятки и сотни известных и уже забытых людей, которые скрашивали существование Терри на протяжении последних семидесяти пяти лет в Миннесоте, Голливуде, Нью-Йорке, Лондоне и где только не. "Забытые" люди забыты кем угодно, но не самим Терри Гиллиамом: несколько страниц в конце книги занимает список людей, которым автор благодарен, и это не пустые слова (и не пустые страницы) — этой благодарностью за дружбу, любовь, совместную работу и просто мимолетные встречи светится каждая страница "Гиллиамесок".

Терри Гиллиам — это кто? Это один из шести "Пайтонов", режиссер "Короля-рыбака" и "Страха и ненависти в Лас-Вегасе", и вообще еще много кто — ответит подготовленный читатель/зритель, и будет прав. Но Терри Гиллиам не только это, и в своей предпосмертной (авторское определение) автобиографии он настаивает: в жизни знаменитого человека есть вещи поинтереснее тех, которые и сделали его знаменитым. Может, дело в том, что Гиллиам очень вовремя уехал из сверхдержавных, но уже наступивших во Вьетнам США образца середины 1960-х в некогда правившую всем миром, но уже отпустившую колонии и занятую самокопанием Британию. "Гиллиамески" насквозь пропитаны типично британским не слишком серьезным отношением к себе великом, и от этого только выигрывают. Рассказывая свою жизнь, Терри Гиллиаму удается рассказывать довольно простую историю непростого человека, который родился и жил — и живет — в определенное время в определенных местах, и всегда с большим интересом наблюдал за происходящим вокруг.