Новинки современной литературы corpus-блог

Исторические книги. Уникальный проект «1913: Год отсчета»

Издательство Corpus Издательство Corpus

«1913: Год отсчета» — совместный проект издательства Corpus с «КоммерсантЪ-Weekend», который вел хронику года «золотых показателей» с начала 2013-го. Это всеохватная и обильно иллюстрированная энциклопедия «последнего года старой Европы», года появления нового искусства, новой науки и новых технологий.

«С 1913 го­дом будут сравнивать все, что можно сравнивать, — подушевой до­ход, поголовье коров, число изготовленных кирпичей, количество отправленных писем, число заболевших детей. И все будет полу­чаться чуть-чуть лучше или чуть-чуть хуже, но будет очевидно всем, кто будет читать эту пропаганду, — в золотой век, в вечный 1913 год мы вернемся, вот-вот — и вернемся.»

Историческая книга эта — одновременно и публицистическая, и поэтическая, и злободневная: в нее вошли вдохновенные тексты выдающихся современных авторов — поэтов, искусствоведов, публицистов, каждый из которых задается вопросом, что же такого было в 1913-м и как так получилось, что ровно через год началась Первая мировая, после которой старая Европа перестала существовать.

Публикуем несколько крохотных фрагментов из книги.

«Победа над Солнцем» и «Черный квадрат»

— 3-го и 5-го [декабря] давали футуристическую оперу «Победа над Солнцем». Музыкальная часть — Михаил Матюшин, либретто — Алексей Крученых с прологом Велимира Хлебникова, декорации и ко­стюмы — Казимир Малевич. <…> Кроме самого Малевича, подтвердить, что «Черный квадрат» родился именно в 1913-м, никто не может. Картина «Черный квадрат» — та, самая первая, черный ква­драт на белом фоне, холст, масло, 79,5 х 79,5 см, что хранится теперь в Третьяковской галерее, — была написана лишь в 1915-м <…> Тем не менее родитель супрематизма упорно настаивал на том, что «Черный квадрат» появился на свет в 1913-м в связи с «Победой над Солнцем».

В начале 1913-го Луиджи Руссоло сочиняет манифест «Искус­ство шумов»

— «Необходимо выйти за пределы это­го узкого круга и начать осваивать бесконечное многообразие шумовых звуков», — заключает он и переходит тем самым к сути своей идеи: музыка в ее понятном обитателю руссоловской эпохи значении безбожно устарела, ее пора освободить от столетиями формировавшихся догм и устоев, в качестве музыки необходи­мо использовать окружающий шум, те самые звуки «толп, больших промышленных складов, поездов» и пр.

Вышел поэтический сборник «Камень» Осипа Мандельштама

— «Жестокая судьба у этого поэта: на его голос фактически не может ответить ни один литературный резонатор», — пишет в 1922 году Николай Пунин. В зрении современников есть какое-то «слепое пятно», в него и попадает Мандельштам. И это прямо объясняет что-то главное в при­роде его дара. Я думаю, что рецензенты по-своему правы: для них это действительно язык чужеземца — язык той земли, которой при них еще не было. Они не видели будущее. А Мандельштам — поэт будущего.

В Вене состоялся «Скандальный концерт» Арнольда Шенберга

— Такого Золотой зал венского «Музикферайна», конечно, прежде не видывал. Сейчас вообще надо прило­жить известное усилие, чтобы совместить в сво­ем воображении зрелище публичного мордобоя и пресловутый зал, заповедник в высшей степени благонравной публики, раззолоченное капище, ин­терьер которого, кажется, до последней филенки знаком всему свету благодаря непременным теле­трансляциям новогодних концертов. <…> И тем не менее вечером 31 марта 1913 года в этом зале творился сущий пандемониум. <…> Музыка окон­чательно потонула в грохоте, звуках оплеух и требованиях вызвать полицию — а заодно отправить одного из композиторов, чья музыка звучала в концерте, в сумасшедший дом.

Эдмунд Гуссерль представил публике свою «Феноменологию»

— В апреле 1913 года вышел в свет первый номер «Ежегодника философии и феноменологических исследований», который открывался работой Эдмунда Гуссерля «Идеи к чистой феноменологии и феноменологиче­ской философии. Книга первая. Всеобщее введение в чистую феноме­нологию». <…> Феноменологический подход позволил реабилитировать аффективную, эмоциональ­ную жизнь субъекта: из феномена второго ряда, которым можно и должно пренебречь, она превращается в законный источник познания мира и самого себя.

Появилась застежка-молния

— Весь смысл молнии состоял исключи­тельно в ее причудливой новизне, никакой специальной необхо­димости в ее внедрении не было. Началось все как военная, точнее летная, история, потом дорожная (сумки Hermes), затем итальянка Эльза Скьапарелли начала испытывать пластмассовую молнию на ультрамариновых платьях, к 1937 году подобные стежки-дорожки стали официально моднее пуговиц, а потом, как водится, подклю­чилась поп-культура — в 1939-м о молнии уже пел Дровосек в филь­ме «Волшебник страны Оз». <…> Молния послужила одним из механизмов вечно востребованного сексуального раскрепощения.

Camel — первые сигареты в настоящей пачке

— Только отчетливо сладковатый привкус этой смеси светлого виргинского листа с темными сортами турецкого «Измира» и «Самсуна», дающими более терпкий и плотный дым. Чего вы хотите еще? Поздней весной 1913-го… Да нет же: 1913-й — вовсе не начало этой истории. Ричард Джошуа (Ар-Джей-Ар) Рейнолдс — плотный, высокий, очень похожий на Диккенса человек в металлических очках и с плоской бородкой аккуратной лопаточкой — не то что не был уже новичком в тот час, когда лучший караван его жизни тронулся в славный путь...

Погибла суфражистка Эмили Дэвисон

— Это кажется невероятным — но момент, когда жеребец по имени Энмер, принадлежащий королю Георгу V, убил Эмили Дэвисон, выбежавшую ему наперерез во время скачек в Эпсоме 4 июня 1913 года, запечатлен на кинопленке. <…> И хотя до сих пор не выясне­но — решила ли она в день дерби демонстративно покончить с собой во имя своей миссии или случайно попала под копыта королевского коня, пытаясь привязать к его уздечке флаг с лозунгом «Право голоса — женщинам!», ее жертва и ее страсть не подлежат никакому сомнению. И ее гибель, как и полагается мученической смерти, стала символом, знаком — пусть не женской правоты, но женской готовности.


Комментарии  

Комментировать

Вам нужно авторизоваться , чтобы оставлять комментарии.