Пресса

Лучшая эссеистика: "Разломанное время" Эрика Хобсбаума

Афиша Daily Лев Данилкин

Автор: Один из великих историков ХХ века ("Век империи", "Век капитала", "Век революции"). Феномен Хобсбаума (1917–2012) — хорошее подтверждение того, что история — не только точная наука, но еще и, сто процентов, высокое искусство; Хобсбаум в этом смысле кто-то вроде Андрея Рублева: не маляр, раскрашивающий доску в разные цвета, а иконописец, протирающий запотевшее окно в прошлое.

В двух словах: Коллекция текстов — в узком диапазоне от "виртуозных" до "блестящих", которые изначально были предисловиями, журнальными статьями и лекциями, а под занавес жизни автора оказались в одной книжке и сплелись — если не в роман, то уж точно в сборник рассказов. Истории Хобсбаума — это отчеты о выполнении удивительных задач, которые он сам себе ставит: описать главную эмоцию той или иной исторической эпохи; объяснить, почему, когда одни народы начинают полагать себя более цивилизованными, чем их соседи-"варвары", идея прогресса и цивилизации ведет прямиком к войнам и газовым печам; доказать, что коммунизм имел хорошие шансы победить в Британии 1920-х, и выяснить, с какой стати английские панки стали носить могиканские прически.

Важно, что Хобсбаум — марксист; то есть при всей своей симпатии к рафинированной буржуазной культуре осознает ее эфемерность и историческую обреченность и показывает, что создавалась она за счет богатств, произведенных усилиями всего общества, а распределялась среди элиты; и именно потому, что в 1913-м на 6 миллионов жителей Вены в оперных театрах было всего 6000 посадочных мест, сто лет спустя опера как искусство оказывается в музее, а ее роль в обществе занимают кино, спорт и рок-концерты — массовые развлечения.

Детали: Самый эффектный текст коллекции — ревизия мифа о ковбоях — остоумнейшее эссе о том, как американский пастух в отличие от гунна или бедуина завоевал массовую культуру; но самый любопытный тематический цикл в "Разломанном времени" — о культурном феномене Центральной Европы, евреях и роли немецкого языка в процессе появления, изменения и стирания культурных границ — которые так редко совпадают с географическими.

Цитата: "В Британии, во всяком случае, слово "ковбой" получило второе значение, которое гораздо более употребительно, чем первое — "парень с рекламы "Мальборо". Англичане называют ковбоем человека, который явился ниоткуда с предложением своих услуг — например, отремонтировать вашу крышу, — но при этом он ни в чем не разбирается либо заботится только о том, чтобы получить с вас деньги: ковбой-водопроводчик, ковбой-каменщик. Предоставляю желающим самим поразмыслить на тему: а) каким образом это второе значение слова выводится из стереотипов Шейна или Джона Уэйна и б) насколько оно отражает сущность поклонников Рейгана в ковбойских шляпах из южных штатов. Я не знаю, когда слово впервые появилось в этом значении в лексиконе британцев, но определенно не ранее середины 1960-х. В этом контексте вся функция ковбоя состоит в том, чтобы ободрать вас как липку и исчезнуть в лучах заходящего солнца".


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО