Пресса

Громкая история фортепиано

Иркутский репортер Ирина Распопина

Обратите внимание на этот до­стойный труд об истории фортепиано: здесь увлекательно рассказаны все значительные истории, связанные с этим инструментом, упомянуты все великие имена. Моцарт наверняка удивился бы, что про­стой клавишный инструмент, который он помог популяризировать, по-прежнему играет такую значительную роль в музыкальном мире. Мы до сих пор благодарны падуанцу Бартоломео Кристофори за его удивительное изобретение. Исторический сдвиг от клавесина к фортепиано произошёл в один момент: почти все клавесины были созданы до 1780 года, подавляющее большинство фортепиано – после. В Лондоне фортепиано впервые появилось на сцене в 1767 году в ковент-гарденовской постановке "Оперы нищих", а на следующий год Иоганн Христиан Бах впервые дал на нём сольный концерт. После этого несколько мастеров поставили конструирование фортепиано на поток, производя тем не менее лишь по 30–50 инструментов в год. Однако к концу века справляться с потребностями культурной лондонской публики стало значительно сложнее. "Господи, почему мы не можем печь их как булочки?!" – сожалел один из конструкторов фортепиано. Полвека спустя Англия превратилась в самый настоящий центр фортепианного мира – здесь действовало примерно две сотни производителей. К 1871 году общее количество инструментов на Британских островах достигло 400 тысяч: "фортепианная лихорадка" приняла масштабы эпидемии.

Почему же именно фортепиано? Во-первых, клавишные инструменты всегда считались символом процветания. В XVI–XVII веках клавесины, снабжённые каким-нибудь красивым изображением – например, Орфея, очаровывающего своей игрой диких животных, или батальной сцены с конницей, – был непременным атрибутом любого зажиточного дома. Как правило, на них размещался емкий афоризм или девиз. "Хочешь жить в мире – слушай, смотри, но сам рот не разевай", – гласило предписание на одном из инструментов. А вот другой, более поэтичный пример: "Живой – я был обычным деревом и не издавал ни звука; мертвый пою чудесным голосом (когда на мне хорошо играют)". Бывали и более прямолинейные сообщения: "Жениться – значит продать свою свободу". Популярность подобных надписей легко объяснить: в викторианских домах для фортепиано отводилось самое видное место. В гостиных по обыкновению размещались диваны, стулья, станок для вышивания, круглый стол по центру помещения и – непременно в самом фокусе – фортепиано. Преподобный Х.Р. Хоуэс утверждал, что фортепиано, во-первых, "заставляет девушку сидеть прямо и не упускать из вида детали", а во-вторых, хорошо справляется со свойственными юным леди перепадами настроения: "Сеанс игры на фортепиано теперь нередко заменяет сеанс рыданий в подушку".

Чем ближе становился XX век, тем больше выдающихся пианистов из России, Германии, Франции, Италии, Америки и других регионов гастролировало по свету. Эти люди писали историю музыки, основывали школы и конкурсы, воспитывали чуткую аудиторию. Золотой век фортепиано только начинался. Можно перечислять множество сюжетов, связанных с фортепиано, множество имён тех, кто остался в истории музыки, создал новый музыкальный стиль или неожиданно побеждал, как Ван Клиберн на первом конкурсе имени Чайковского в Москве, однако один из самых значительных переворотов в современной истории, связанный с фортепиано, да ещё и с политикой, произошёл в Китае. Во время культурной революции Мао Цзэдуна инструмент был официально запрещён, а сегодня именно Китай выбился в мировые лидеры по производству как самих фортепиано, так и одарённых пи­анистов. Можно утверждать с полной уверенностью: в той или иной мере "кипарисовая клавиатура с пиано и форте" будет и в дальнейшем волновать и увлекать слушателей.

"Критик Анри Бланшар рапортовал в 1847 году: "Для гармонии в обществе фортепиано необходимо так же, как картошка необходима для утоления голода… Фортепиано способствует гостеприимству, добросердечию, дружелюбию, помогает людям встречаться и создавать союзы, дружеские, а порой и брачные… И даже когда наши циничные юноши рассказывают друзьям, что женились на двенадцати или пятнадцати тысячах франков, с некоторых пор они по крайней мере взяли за правило прибавлять: „Кроме того, моя жена играет на фортепиано как ангел!“"


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО