Пресса

Бог в деталях

Михаил Володин Be Handsome Михаил Володин

Рассматривая в своей книге "Бог в деталях" самых стильных и оригинальных персонажей в современной истории – от Стива Маккуина и Сальвадора Дали до Леонарда Коэна и Майкла Кейна, модные французские журналисты Франсуа Армане и Элизабет Кин, по сути, подробно объясняют, как одеться человеком.

Вы описываете пиджаки Майлса Дэвиса: зимой он носит твидовый, летом – из мадраса и сирсакера, в то же время на странице, посвященной Марвину Гэю, вы приводите историю из его жизни. Становится понятно, что детали, вынесенные в заглавие книги, это – не всегда детали стиля. Зачем в книгу об иконах стиля вы взяли героев, о которых вы не говорите в этом контексте?

Франсуа: Для нас были важны не только стиль человека, его индивидуальность, но и его судьба. Артисты ведь не простые люди, они не такие, как мы, и они живут не обычной жизнью, и потому зачастую имеют трагические судьбы. Описывая стиль героев, мы старались рассказать еще и о ключевых моментах в их жизни.

Элизабет: Здесь представлена интересная фотография актрисы Роми Шнайдер, на ней она в красной рубахе и черных чулках. Нас поразила одна деталь в ее облике – небольшая дырочка на чулках, на ступне. Тем самым подчеркивается ее уязвимость, ее ранимость. У этих людей интересная жизнь, они становятся кумирами миллионов, но испытывают точно такие же чувства, как и простые люди. Наша книга еще и об этом. Это не альбом фотографий и не модный каталог – иначе это было бы похоже на Vogue.

Описывая шляпы Пита Доэрти, вы параллельно рассказываете историю о том, как Карл Барат выгнал его из The Libertines после того, как Пит ограбил его квартиру. И своя байка есть в каждом описании. Понятно, что вы многое читали. Но как много вы узнали у героев лично?

Франсуа: С Питом Доэрти мы не общались. Кстати, на прошлой неделе The Libertines выступали в Париже – Пит и Карл помирились. Странно видеть их вместе после того что было, не находите? (Смеется.) Мы общались с Шарлоттой Рэмплинг, Марианной Фейтфул, Джейн Биркин, Мадонной, Джимом Харрисоном, Джоном Апдайком. Я хорошо знал Сержа Генсбура. За свою 35-летнюю журналистскую карьеру я сделал много больших интервью. (Показывает на смартфоне фото, где Патти Смит целует его в щеку.)

Элизабет: С кем-то мы были хорошо знакомы, с кем-то делали интервью. Еще мы много разговаривали с фотографами, которые сделали эти снимки.

Вы сказали, что для вас первостепенным был стиль героя, а не бренды, но при этом педантично упоминаете кеды Jack Purcell, куртку-харрингтон Baracuta и прочее. Это ли не любовь к брендам?

Элизабет: Конечно, всем известно, что Стив Маккуин носил харрингтон, но, согласитесь, Baracuta – не та марка, что совершила революцию в моде. Это не Louis Vuitton. (Смеется.) Вообще, в те годы не было такого безумного отношения к брендам, как сейчас – люди просто носили то, что им нравится. Это сегодня светские персонажи берут деньги за появление в обществе в одежде тех или иных марок.

Франсуа: Вот, нашел наконец. (Снова показывает фотографии на смартфоне.) Шарлотта Рэмплинг и Марианна Фейтфул – две it-girl своего времени. (Смеется.)

Как вы определяли на старых фотографиях бренды и не боялись ли ошибиться?

Элизабет: Мы очень внимательно рассматривали каждый снимок, подчас приходилось проводить настоящее расследование. Как вы можете заметить, в книге нет ни одного логотипа. Скажем, туфли Мэрилин Монро: каким-то невероятным образом нам удалось узнать, что они от Salvatore Ferragamo – именно они сделали их по индивидуальному заказу.

В статье про Эдварда Нортона совсем немного текста о нем самом, а дальше вы пишете про ботинки. Почему, ведь, возможно, куда интереснее было бы узнать, как актер сочетает жилет и шерстяные брюки?

Франсуа: Это было спонтанное решение. Мы посмотрели на фотографию и решили написать о ботинках – он ведь надел их без носков. Это первое, что бросилось в глаза. Нельзя сказать, что это стильно. Это сейчас мужчины в рекламе регулярно появляются в ботинках на голую ногу, но этот снимок был сделан лет 10-15 назад – тогда такого себе никто не позволял.

Франсуа, вопрос к вам, как режиссеру, снявшему в начале нулевых фильм "Денди" о французских мажорах. Были ли вы вхожи в тот закрытый клуб или это тоже результат журналистского исследования?

Франсуа: Да, в то время – а это были 1966-67 года – я был вхож в этот круг французских модов. Правда, тогда это нельзя было афишировать, нельзя было говорить, что ты член закрытого клуба. Да это как-то нелепо и смешно выглядело – кричать о себе, что ты денди.

А где собираются нынешние парижские мажоры?

Элизабет: Юг 9-го округа, площадь Пигаль, там полно хипстеров. 6-й округ, бульвар Сен-Жермен – там тоже много трендсеттеров. Много элитных заведений у площади Бастилии.

Это все закрытые клубы?

Элизабет: Закрытый клуб – Le Montana в 6 округе. Это крошечный, но самый эксклюзивный клуб в Париже. Мы не ходим туда. (Смеется.)

Собираясь уходить, Франсуа накинул бежевый тренчкот. На секунду мелькнула узнаваемая клетка подкладки:

Burberry?

Франсуа: О, да. Классика. Удивительная вещь – очень красивая, не выходящая из моды. А казалось бы, в сущности-то обычный плащ. (Смеется.)


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО