Пресса

Что такое Древний Рим? Виктор Сонькин объясняет, в чем сходство и различия между Москвой и Древним Римом

Данила Розанов Древнеримская фреска, изображающая хлебную лавку, в Доме пекаря в Помпеях Colta.ru Данила Розанов

Colta.ru продолжает рубрику "Ликбез", в которой эксперты делятся с нами своими взглядами на основополагающие понятия и явления культуры и истории. Автор книги "Здесь был Рим" Виктор Сонькин, лауреат премии "Просветитель" 2013 года, рассказал о том, в чем проблемы жителей Древнего Рима схожи с проблемами современных москвичей и в чем различны.

— Для начала давайте уточним: о каком Древнем Риме пойдет речь и кто такие были древние римляне?

— Говорить о чем угодно древнеримском вообще — дело бессмысленное. История Древнего Рима — как ее традиционно принято понимать — насчитывает 1200 с лишним лет. Да, римская цивилизация сохраняла внутреннюю идентичность на протяжении этого времени (да и позже), но в представлении большинства Древний Рим — это два-три века на рубеже нашей эры, эпоха поздней республики и принципата (слово "империя" тут тоже не совсем точно, потому что империя как колониальная экспансия в далекие земли была и при республике, а единоличного правления одного человека — с оговорками — не было вплоть до Диоклетиана). Поэтому говорить мы будем в основном о "классическом" Древнем Риме; просто при этом следует держать в уме, что Древних Римов было довольно много.

Демографическое изучение древности по понятным причинам — дисциплина гадательная. Даже численность населения приходится подсчитывать по косвенным признакам (хотя римляне проводили регулярные переписи населения, которые назывались census, мы не знаем точно, на какой методологии и принципах основывались их расчеты). Цензы охватывали все государство, а по городу Риму у нас есть данные раздачи зерна (зерно раздавали почти всем), из которых следует, что в эпоху принципата ("ранней империи") население Рима могло доходить до миллиона человек — только в XIX веке Лондон снова преодолел эту планку.

Структуру населения тоже с точностью определить сложно. Рим был иерархичным обществом, где на нижних ступенях находились рабы, потом — вольноотпущенники, потом — свободные граждане; свободные, в свою очередь, тоже делились на классы в зависимости от происхождения (например, на патрициев и плебеев — правда, в историческую эпоху это деление уже давно было чисто символическим), от заслуг предков (на "благородных" и "новых") и так далее.

Каков был социальный состав населения города, сказать тоже довольно сложно. Очевидно, что Рим был городом уникальным и что туда стекались люди со всего обитаемого мира. Это было очень глобализованное общество потребления, которое пользовалось продуктами и товарами, привозимыми отовсюду, от Британии и Португалии до Персии и Китая. При этом римляне были фанатично влюблены в идею старины и "отеческих нравов", даже когда реальность с ней уже нисколько не соприкасалась. В этой парадигме идеальным гражданином был пахарь-воин (желательно в одном лице, как диктатор полусказочных времен Цинциннат, призванный на государственное служение непосредственно от сохи). В целом, с понятными оговорками, население Рима было похоже по составу на население столицы современного аграрно-военизированного государства: много чиновников, много юристов, много обслуживающего персонала (в том числе рабов), много торговцев и посредников, сравнительно мало людей, занятых в производстве (хотя, конечно, ремесленники были), и почти нет земледельцев.

— Один кремлевский чиновник недавно заявил, что Москва ничего не производит. А жителей Рима за что ругали — за роскошь, изнеженность и безделье?

— Конечно, за все это.

— А как обстояли дела с мигрантами?

— Говорить о мигрантах в современных терминах довольно сложно, поскольку трудно разделить рабов (изначально, как правило, взятых в плен в ходе войн) и свободных трудовых мигрантов. По мере роста города и усложнения его жизни потребность в квалифицированной рабочей силе росла, и многие такие потребности (в том числе в высококвалифицированном труде: образовательные, медицинские и т.д.) могли обеспечить только выходцы с греческого Востока. Возле площади Порта-Маджоре сохранилась огромная гробница пекаря; у этого пекаря римские преномен и номен (первое и второе имена), Марк Вергилий, но греческий когномен — Эврисак. Так обычно поступали вольноотпущенники, принимая имена бывшего хозяина, но сохраняя собственное иностранное имя в качестве когномена.

Портрет пекаря Теренция Неона и его жены. Фреска из Помпеев
© Museo Archeologico Nazionale di Napoli

Важно понимать, что римская ксенофобия, по-видимому, не была расовой: римляне хорошо помнили, что их народ сложился в плавильном котле разных италийских наций. Отношение к грекам (и эллинизированным жителям Востока, которые для римлян тоже все были "греки") было двоякое: римляне презирали их за изнеженность, вероломство и склонность к обману, но ценили интеллектуальные достижения, а также греческие литературу и искусство. Многие императоры были неурожденными римлянами — над испанским акцентом Адриана могли посмеиваться, но никому не приходило в голову, что иностранное происхождение делает его менее пригодным к правлению.

— До конфликтов доходило?

— Доля мигрантов неитальянского происхождения, по оценке ученых, вряд ли когда-либо сильно превышала 5%. Но в ситуациях социальной напряженности они могли пострадать — их изгоняли или, как в разгар Второй Пунической войны, когда существование государства было под угрозой, показательно казнили. Повинуясь оракулу, римляне живьем закопали на Форуме двух греков и двух галлов — и это при том, что война была с карфагенянами! Но такие меры были редки и недолговечны. 

— Вечная проблема любого города — коммунальное хозяйство. Даже у Владимира Путина, как мы недавно узнали, из крана ржавая вода течет. Как с этим обстояли дела в Риме?

— Водопроводы были отличными, работали на все население, и средний римлянин ежедневно расходовал очень много воды — до такого уровня потребления в развитых странах дошли только в XX веке. По всему городу стояли общественные туалеты, поскольку в многоквартирных домах удобства были только у жильцов нижнего этажа. Туалеты были обеспечены проточной водой и иногда даже подогревом сидений. Термы (публичные бани) тоже были бесплатными (или очень дешевыми), кстати, так же как гладиаторские бои и колесничные скачки.

— То есть за воду не платили?

— За воду в общественном пользовании — фонтаны, колодцы — нет: вода была общественным достоянием, но когда акведуков еще не было (да и позже), водоносы таскали воду из Тибра, и за их услуги надо было платить. Но если кто-то хотел провести водоотвод в свой личный дом — на это нужно было получать специальную лицензию и платить, причем право это по наследству не передавалось. При этом существовал черный рынок нелегальных водоотводов, с которым шла постоянная борьба.

В целом же, как ни странно, Рим в большой степени был welfare state. К примеру, в эпоху ранней империи не только римляне, но и все италийцы уже не производили достаточно зерна, чтобы себя прокормить, — без экспорта с Сицилии и из Египта Рим бы вымер от голода. Зерно раздавалось по государственной субсидии. Эти популистские меры привели сельское хозяйство Италии в полный упадок, но восстановить его не получалось: люди привыкли к бесплатному хлебу.


Древнеримская фреска из Стабиев, изображающая прибрежный город

— И хлеб бесплатный, и водопровод хороший. Но на что-то же римляне жаловались

— Ну, люди, а горожане особенно, всегда найдут, на что пожаловаться. Тем более что для бедняков хлеб-то был бесплатным, а все остальное было довольно дорого, и примеры непристойного богатства попадались на глаза постоянно — как тут не возроптать. Плюс скученность, грязь, вонь, эпидемии, коррупция опять же, разврат.

— А что они считали развратным?

— У Михаила Леоновича Гаспарова про это сказано примерно так: резкое повышение уровня жизни создает у людей досуг и новые способы его проводить, а старшее поколение эти новые способы не понимает и традиционно трактует их как разврат. Мы сами такую эпоху пережили (строго говоря, переживаем), и римлянам тоже через это приходилось пройти. С одной стороны, всякие гладиаторские побоища, колесничные скачки и прочие жестокие игры, распространение публичных домов; с другой стороны, бурное развитие литературы и искусства, изобретение любви у Катулла, освоение греческих поэтических форм у Горация, "Наука любви" Овидия, эпос Вергилия — это следствие тех же исторических процессов...