Пресса

Опасные связи: Писатель Ричард Бернстайн об отношениях западных мужчин с азиатками

Юлия Антипова FURFUR Юлия Антипова

Споры об истинном пути России — европейском или азиатском — вряд ли когда-нибудь закончатся, но если большинству из нас Европа давно знакома, то Азия — другое дело. В Азии вроде бы все нё так. Культура не очень понятна, японская реклама взрывает мозг, а страх перепутать тайского трансвестита с девушкой не даёт спать по ночам всем путешественникам.

У мужчин вызывают бурный интерес признания собеседников, что они спали с азиаткой. Переспать с француженкой или американкой — это уже не подвиг, ничего экзотического. Но вот азиатки! Не очень понятны такие восторги, но в любом пьяном разговоре в компании мужчин кто-нибудь обязательно задаст этот сакральный вопрос: "Кто-нибудь хочет попробовать с азиаткой?" Видимо, восточные женщины до сих пор в глазах европейцев окутаны эротической тайной, хотя можно с уверенностью сказать, что их набор природных женских инструментов ничем не отличается.

Так в чём заключается эта тайна? Откуда такой интерес к "пылким" азиаткам? Может быть, азиатки по-другому относятся к сексу? Может быть, для них нет ничего запретного? Или наоборот?

Ричард Бернстайн, бывший корреспондент Time и The New York Times, многие годы провёл в Азии, изучая китайский язык и наблюдая за "странными" азиатскими женщинами и их отношением к европейским мужчинам. Покорпев над историческими трудами и пообщавшись с азиатками, которые видели европейцев без одежды, Бернстайн решил написать книгу "Восток, Запад и секс. История опасных связей". И не зря. Пожалуй, это первое глубокое и интересное исследование очень старого и очень сложного любовного треугольника "европейцы, азиатки и секс". Запретное и дозволенное на протяжении всей истории меняется местами, первые впечатления всегда оказываются ошибочными. Бернстайн объясняет все недоразумения, ловко ведёт нас через дебри сексуальных недопониманий и открывает тайну загадочной азиатской души.

FURFUR публикуют небольшую историю из жизни европейского юноши и недоступной японки, которая прекрасно иллюстрирует разницу в отношении двух культур к сексу.