02 октября 2015
История и экономика: "Долгое время" Егора Гайдара

В октябре в нашем издательстве выйдет уже вторая за год книга Егора Гайдара. Как и "Гибель империи", "Долгое время. Россия в мире: очерки экономической истории" — это переиздание, а не новинка. Но так уж сложилась судьба книг Егора Гайдара — так развивается история России — что с каждым годом они становятся более, а не менее актуальными.

"Долгое время" из названия книги Гайдара это не только тысячелетия экономической истории нашего мира, но и больше десяти лет, на которые автор был вынужден прервать работу над книгой, чтобы войти в состав российского правительства и таким образом стать частью этой самой экономической истории. Можно считать это силой книги, можно — слабостью, но, вне всяких сомнений, обстоятельства ее появления на свет являются во многом уникальными. Молодой ученый Егор Гайдар, в 1991 году начавший собирать воедино свои заметки о месте России в мировых исторических и экономических процессах, и Егор Гайдар, который к середине 2000-х фактически завершил государственную деятельность и поставил точку в "Долгом времени" — два очень разных человека. Россия в девяносто первом, две тысячи четвертом и две тысячи четырнадцатом — три очень разные страны.

Или не очень разные. Призывая читателя думать не только о последних новостях, но и долгом времени, Егор Гайдар обращает внимание на то, что долгосрочные тенденции современного экономического на практике оказываются важнее многих политических потрясений, даже очень сильных. На протяжении всего XX века, например, основные макроэкономические показатели России примерно на 50 лет отставали от аналогичных показателей Германии и Франции — крупнейших европейских стран, которые также понесли огромные потери в двух мировых войнах. Иными словами, экономика России в 1950-м году была сравнима с экономикой европейских держав в начале века, а полстолетия спустя — в середине. Соблазнительно было бы считать, что так будет и дальше — что, в частности, к 2050 году параметры экономики России будут во многом соответствовать сегодняшнему их положению в Германии и Франции. Но, как пишет сам Гайдар, Россия может сократить отставание, а может и увеличить его, если российские элиты ввяжутся в опасные авантюры.

"Долгое время" писалось и впервые публиковалось в те годы, когда постсоциалистический рост экономики России наконец начался и казалось, что правильно выученные уроки мирового развития дадут руководителям страны возможность как можно быстрее сделать ее успешным и надежным участником мировой экономики. Егор Гайдар искренне верил, что его фундаментальный труд, содержащий сотни таблиц, графиков и карт, позволит новому поколению работников российских органов власти принимать более ответственные решения — о чем и писал прямым текстом во введении. Так что сегодня, спустя десять лет после первой публикации, "Долгое время" читается не просто как панорамный обзор мировой экономики от Шумера до наших дней, не просто как книга теоретика, который по воле судьбы стал практиком на время одной из самых масштабных экономических трансформаций столетия, но и как литературный памятник тому — недолгому — времени, когда российских чиновников можно было заподозрить в том, что они хотят возвращения России в мир и готовы читать книги ради принятия более ответственных решений.