18 января 2017
Популярная лингвистика: "Русский язык на грани нервного срыва" Максима Кронгауза

Трендсеттер или трендсетер? Шоппинг или шопинг? Блоггер или блогер в конце концов? И что это вообще за слова? Эти и другие важные вопросы о современном (и не только) русском (и не только) языке в новом дополненном издании книги профессора лингвистики Максима Кронгауза "Русский язык на грани нервного срыва".

Незыблемость, постоянство, статичность – черты, которые меньше всего присущи любому языку. Но именно эти черты так порой хочется закрепить в языке тому, кто на этом языке разговаривает. Чтоб на его век хватило! Стоит появиться новому словечку, как группа непримиримых обывателей принимается возмущаться: "Что это еще такое? Так не говорят!" Нерв чувствуете? И вот тут мы начинаем понимать всю прелесть и уместность названия книги.

Максим Кронгауз в своей книге "Русский язык на грани нервного срыва" стремится снизить градус дискуссии: все в порядке, товарищи языковые пуристы, ничего ужасного не происходит. Новые слова должны появляться, это важный и неизбежный процесс в нашем родном языке, как и в любом другом. Ведь если язык, существующий в таком нестабильном и постоянно меняющемся мире, не будет реагировать на эти изменения и меняться вместе с миром, то он просто прекратит выполнять свою основную функцию. Ведь вошли же в нашу жизнь когда-то странные компьютер, интернет, риэлтор и коуч. И довольно привольно устроились: часто ли вы слышите сегодня слово, например, маклер? И вот что еще интересно: знает ли двадцатилетней человек значение этого слова? Не говоря уже о том, что и маклер когда-то давно вошел в язык, никого особенно не спрашивая.

Максим Кронгауз описывает эти чудесные превращения языка, за которыми мы сами не в силах иногда уследить, очень трепетно и бережно. С большим уважением к науке лингвистике и с большой любовью к родному языку. И, что очень важно для настоящей научно-популярной книги, Кронгауз разговаривает с читателем не снисходительно, но доброжелательно и вежливо. Никаких опостылевших нравоучений, только увлекательный остроумный диалог. Здесь хочется привести несколько цитат из книги:

"Раньше в детстве все хотели стать космонавтами или пожарниками, а становились инженерами. Теперь кем хотят, тем и становятся. То есть менеджерами".

"…...эйчар - это то же самое, что менеджер по персоналу, но ни в коем случае не кадровик (эйчар обидится)".

"Есть у меня в Москве и самая нелюбимая вывеска. Это ресторан "Т.Ж.И. Фрайдис". Сначала, глядя на нее, я не испытывал особых отрицательных эмоций. Думал, ну открыл некий Томас Жан Ингеборга Фрайдис ресторан и назвал своим именем, что ж в этом худого, не всем же быть Обломовыми да Пушкиными. Но когда мне объяснили, что за этой надписью скрывается английское выражение Thanks God It’s Friday (в традиционном, несколько вольном переводе: "Слава богу, сегодня пятница"), я расстроился, потому что перестал понимать что бы то ни было. Откуда берется "с" на конце, мне все-таки объяснили, а вот с "Ж" я так и не смирился: лучше уж "Г" (от God)".

В этих цитатах и профессиональная наблюдательность, и уважение к языку, и просто обычный человеческий взгляд на окружающую жизнь.

Максим Кронгауз в "Русском языке на грани нервного срыва" делает любопытный вывод: да, споры о великом и могучем искрят, а иногда и вовсе балансируют на грани истерики, но как без них понять, куда язык движется и как развивается?

Помимо нового издания "Русского языка на грани нервного срыва" в рубрике "Популярная лингвистика" на нашем сайте можно найти еще одну книгу Максима Кронгауза "Самоучитель олбанского", а также две книги известного лингвиста и популяризатора науки Ирины Левонтиной "Русский со словарем" и "О чем речь".