Книги июня: "Подземная железная дорога" Колсона Уайтхеда

01 июля 2019
ИЗДАНИЕ

Писатели, критики и блогеры рассказали "Литературно" о важных книгах июня.

"Подземная железная дорога" Колсона Уайтхеда в 2017 году получила Пулитцеровскую премию — награду, за которую американского литератора автоматически записывают в классики. Роман попал в бестселлеры New York Times, стал лауреатом Национальной книжной премии США, Amazon пообещал сделать по книге сериал, к прочтению "Дорогу" рекомендовали "Книжный клуб" Опры Уинфри и Барак Обама. Англоязычная критика отметила удачность сочетания лихо заверченного авантюрного сюжета с правдивым изображением американского рабства, а также то, что рассказ о рабском прошлом оказался удивительно созвучным современности. И вот, наконец-то, историю чернокожей Коры перевели на русский и в этом месяце опубликовали в издательстве Corpus.

Владимир Панкратов, книжный обозреватель, автор Telegram-канала "Стоунер":

— Для меня роман "Подземная железная дорога" так и остался текстом, в который я погрузился как в энциклопедию, напрочь забыв, что это вообще-то художественное произведение. Повествование ведется о первой половине XIX века, когда в США процветала работорговля; одна из темнокожих рабынь предпринимает побег с фермы своего тирана-хозяина, находит документы на чужое имя, налаживает еще не свободную, но гораздо более цивилизованную жизнь в другом штате, однако потом все равно попадается в руки тем, кто ее ищет. И вот по части чисто фактологической книга необычайно полезна для тех, кто раньше по каким-то причинам не слишком разбирался в теме: как в одно и в то же время в разных американских штатах темнокожему населению давали работу, а в других вешали без суда и следствия; как белые бедняки, у которых не было земли, зарабатывали тем, что возвращали беглых рабов; как темнокожих женщин стерилизовали, чтобы уравновесить соотношение белого и черного населения.

Но если вдруг окажется, что тема американского рабовладения не входит в число самых для вас интересных, — вряд ли удастся прочитать книгу до конца, разве что через силу. Той самой магии художественного слова, которая сделает интересным даже рассказ о фонарном столбе, здесь просто нет; удивительно, но при таком большом количестве событий, крови и внезапных сюжетных поворотов, энергии здесь не больше, чем у старого троллейбуса. Автор забывает каждому дать собственный, оригинальный голос; перескакивает через временные ямы, делая вид, что так и надо; торопится рассказать всю историю, при этом сосредотачиваясь на не слишком важных деталях. Книга будто написана второпях — хотя, повторюсь, интересной информации предостаточно.