Пресса

"Краткий курс новояза": 7 цитат из лекции Максима Кронгауза

Анастасия Мальцева Сноб Анастасия Мальцева

В гостинице "Украина" прошла четвертая лекция из научного цикла, организованного Правительством Москвы, Департаментом науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы и проектом "Сноб". Заведующий лабораторией социолингвистики РАНХиГС, заведующий кафедрой русского языка РГГУ Максим Кронгауз рассказал о том, как сегодня используется и понимается новояз.

1. Чем меньше выбор слов, тем меньше искушения задуматься

Для Оруэлла новояз был настолько важен, что он сделал специальное приложение к роману "1984", где сформулировал основные принципы грамматики новояза, формирование лексикона и перспективы в целом.

Первое: новояз находится в динамическом состоянии, но должен прийти в статическое. В 1984 году — время действия романа — новояз не был окончательно сформирован и использовался эпизодически. Лишь к 2050 году было намечено вытеснение старояза новоязом.

Второе: новояз должен был не только обеспечить правильное мировоззрение и мыслительную деятельность, но и сделать невозможными любые иные течения мысли. Это достигалось исключением из лексикона нежелательных слов и очищением оставшихся от неортодоксальных значений.

И третье: помимо отмены неортодоксальных смыслов, сокращение словаря рассматривалось как самоцель, поскольку чем меньше выбор слов, тем меньше искушение задуматься.

2. Пропагандистская речь наполнена скрытыми оценками

Текст манипулирует через скрытые в нем оценки. Это встречается в политических и  пропагандистских речах, а также в рекламе. Надо отделять оценки от высказывания собственного мнения. Когда мы высказываем свое мнение, то с нами можно спорить. Когда в мнении оценка заранее заложена в самих словах и она не является главным высказыванием, то это манипулирование, потому что здесь уже с мнением нельзя спорить.

Возьмем пример из сказки "Малыш и Карлсон", который хорошо показывает, что такое скрытая оценка в тексте. В сказке Линдгрен Карлсон говорит фрекен Бок, что она может ответить не на каждый вопрос. Фрекен Бок не соглашается с ним: "“Да” или “нет” человек может ответить всегда". Тогда Карлсон задает ей свой знаменитый вопрос: "Ты перестала пить коньяк по утрам?" Очевидно, что фрекен Бок не может ответить на этот вопрос. Если она скажет "нет", это будет означать, что она по-прежнему пьет, но даже, если ответит "да", что как бы хорошо, то окажется, что она его раньше пила. Утверждение, что она пьет коньяк, загнано в слово "прекратить", с ним нельзя спорить, можно только не вступать в дискуссию. Но стоит вступить в дискуссию, как ты принимаешь ее имплицитные смыслы.

3. Попытка переворота начинается со слова

В СССР не было общей программы создания новояза, но новоязом называют различные нововведения советской эпохи — от лозунгов и названий пятилеток до канцелярита, от идеологической лексики до сложных синтаксических конструкций, от обращений "товарищ" и "гражданин" до аббревиатур. Что-то было введено сознательно, что-то появилось спонтанно. Но все было живым и изменчивым. Даже аббревиатуры в качестве названий обновлялись. Достаточно вспомнить цепочку из названий для карательного органа СССР: ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД, НКГБ, МГБ, КГБ и так далее. Также часто менялись названия у ЖЭКа. Из современных примеров: Медведев сменил название милиции на полицию. Прием переименования — это попытка смыслового переворота. Убрав слово и заменив его на другое, власть пытается придать обозначаемому новый имидж и новое значение. На месте убранного слова возникает новое, и с ним могут связываться другие представления. Замена несет в себе надежду на изменения, дальше надежда может оправдаться, а может и нет. Если полиция ведет себя так же, как милиция, то через некоторое время мы будем относиться к полиции так же, как к милиции.

4. В афоризмах Черномырдина проявлялось двоемыслие

После перестройки шел активный поиск нового языка для разговора с народом. Политический язык принципиально изменился, когда Михаил Горбачев отказался от чтения заранее заготовленных выступлений по бумажке и начал импровизировать. Сразу оказалось, что наши политические деятели не умеют говорить. У Горбачева были казусы: "Начал", "Я вам сейчас дам", "Консенсус". От Ельцина тоже остались смешные  фразы: "Не так сели". Или когда он долго не мог подобрать слово, он водил пальцем по кругу и потом говорил: "Ну вот, такая получилась загогулина".

Черномырдин тоже был страшно косноязычен, но в его речи рождались блестящие афоризмы. Они получили особое название — "черномырдинки". Главная его фраза: "Хотели как лучше, а получилось как всегда". Она стала популярной, потому что точно отражает даже не принцип, а взгляд на устройство российской жизни. За этим "как всегда" скрывается не злая воля и воровство, а фатум, сводящий на нет все благие намерения. В его фразах совмещалось несовместимое: "Сроду в России такого не было, и вот опять". Парадокс заложен в слове "опять", которое имеет значение повтора, что противоречит утверждению "никогда не было" в первой части. Однако вместо бессмыслицы возникает новое значение фразы, ощущение глубокой мысли, так как политик проговаривает потаенное. В основе его речи лежит двоемыслие — способность придерживаться двух противоположных убеждений одновременно. Здесь узнается конструкция новояза Оруэлла, которая предполагает совмещение несовместимого: "Свобода — это рабство", "Война — это мир".