Пресса

"Primus", который починил Бегемот. На Non-fictio№18 прошла презентация проекта Primus

Наталия Демина Полит.ру Наталия Демина

Если вы еще никогда не читали стихи в прозе, сочиненные научными журналистами Борисом Жуковым, Ириной Якутенко, антропологом Станиславом Дробышевским, книгоиздателем Валентином Кориневским и биоинформатиком Михаилом Гельфандом, то мы тут же вам их представим. Стих под названием "Primus" читается, стоя на табуретке, трибуне или каком-то возвышении, перед стоящей в ожидании хороших книг публикой:

"Primus" – это устройство, которое жужжит и что-то такое варит.
"Primus" – это возможность узнать многое из того, о чем вы еще не знали.
"Primus" – крайне полезная в хозяйстве вещь.
Но если раньше она насыщала голод физический, то теперь интеллектуальный.
"Primus" – это, с одной стороны, что-то совершенно обычное и обыденное.
А, с другой стороны, совершенно невиданное в российском книжном мире.
"Primus" – это то, что починял кот Бегемот!

Это удивительный стих был сочинен главными спикерами презентации нового проекта, не имеющего пока аналогов в российском книжном мире. Пресс-конференция состоялась на международной книжной ярмарке Non/fiction-2016 в Москве. Фонд "Эволюция" представил проект "Primus", задача которого помочь публикации научно-популярных книг российских авторов-деютантов. Поэтому у Александра Маркова и Аси Казанцевой, кажется, нет шансов издаться в этом проекте. "Впрочем", – заметил Михаил Гельфанд. – "Если они напишут книгу по астрофизике, то мы будем всерьез думать о её издании".


Фото: Н. Деминой

В серии книг "Primus" вышли пока две книги: Михаила Никитина "Происхождение жизни. От туманности до клетки" в издательстве "Альпина Нон-фикшн" и Бориса Жукова "Введение в поведение. История наук о том, что движет животными и как их правильно понимать" в издательстве "Corpus". Обе книги вошли в длинный список премии "Просветитель", а вторая даже попала в финал (первая не вошла к большому изумлению публики). Авторы проекта считают важным не замыкаться на каком-то издательстве, а создавать сеть издательств, публикующих качественный научпоп. Тем не менее, все книги в этой серии будут выходить с единым логотипом.

Представители двух издательств "Corpus" и "Альпина Нон-фикшн" присутствовали на презентации. Варвара Горностаева не стала выступать, а Павел Подкосов отметил, что эта серия объединяет "дебютные книги людей, которые давно занимаются наукой или научной журналистикой, но книг у них не было. …Когда объединяются усилия многих, результат получается более качественным".

Представление "Primus" проходило под шутки и прибаутки главных спикеров. Когда Борис Жуков стал честно рассказывать, что когда появился этот проект, то его книга уже была направлена в издательство, и его "Введение в поведение" нельзя считать чистым продуктом "Primus", то Михаил Гельфанд поддел его фразой:

- А Вас не учили, что научная популяризация – это немножко вранье?

- Надеюсь, что все-таки нет, – смеясь ответил Борис. – Нонфишкн – ничего не выдумываем. Что видим, то и пишем. В то же время, когда я думал над этой книгой, когда я её писал, то мне очень сильно не хватало этой программы, потому что, хотя к тому моменту я написал огромное число текстов, популяризирующих те или иные научные положения, писать книгу – это совсем другое дело. Я совершенно не был уверен, что я правильно это делаю. Я не знал, как будет выглядеть мой читатель, и будет ли он вообще. Я не знал, как вести себя с издательствами.

Борис Жуков отметил, что "Primus" очень помог в представлении его книги читателям. То, что на книге стоят логотипы "Книжные проекты Дмитрия Зимина" и Фонда "Эволюция", уже подразумевало высокое качество книги еще незнакомого широкой публике автора. "Моральную поддержку я получил ту, которую я и ожидать не мог. И компания, в которую я попал, хорошая".

И в самом деле – хорошая, ведь в ближайшее время должны выйти книги биолога по образованию, научного журналиста Ирины Якутенко и одного из авторов проекта "Антропогенез.ру", доцента биологического факультета МГУ Станислава Дробышевского. А на новом тираже книги Ирины Левонтиной "О чем речь"появится логотип Фонда "Эволюция".

Ирина Якутенко рассказала, что ее книга "Воля и самоконтроль" будет посвящена тому, чего у нее нет. "Эта книжка про силу воли. И так хорошо, что есть кто-то снаружи, кто стимулирует сдать её [в печать] побыстрее".

"Все наши сложные черты во многом определяются нашими генами и тем, что сформировалось на ранних стадиях развития, в том числе мозг. И моя книжка ровно о том, что сила воли – не такая уж произвольная штука, что я могу захотеть и стать более волевым человеком и научиться контролировать свои эмоции. Что очень во многом это определяется нашим hardware (организмом), а не только software (то, что вы прочитали и пр.). Моя книга – о нашем харде, что лежит в основе нашей силы воли", – заметила она.

"Зная то, как у нас в организме действительно всё работает, мы можем дать людям не те советы, которые дают коучи [на психологических тренингах], а основанные на реальной биологии. Это книга о том, как сложные черты определяются сложной игрой генетики, нейробиологии, нейрофизиологии", – подчеркнула автор будущей книги.

Михаил Гельфанд задал ей острый вопрос, мол, не придется ли книгу переписывать через 5 лет, когда станут известны новые данные в генетике или опровержения каких-то научных результатов. Ирина Якутенко ответила, что специально оговаривает в книге надежность тех или иных излагаемых данных и считает, что книгу нужно будет не переписать, а дополнить. "Научная основа уже есть, и это уже не гипотезы".

Борис Жуков, в свою очередь, процитировал Михаила Никитина: "Это же так здорово писать книгу в той области, где через два года уже все по-другому". "То есть надо будет начать серию книгу “Secundus” для переиздания книг, сделанных в серии “Primus”", – парировал Михаил Гельфанд.

В свою очередь, Станислав Дробышевский поведал собравшейся публике, что уже закончил свой двухтомник "Достающее звено", и тот сейчас проходит "доводку рашпилем". Два тома были написаны два года назад, но "то, что наука так бурно развивается, не позволяет их никак выпустить. Как только мне кажется, что все уже ок, обнаруживается новая статья, в которой что-то такое интересное, что хорошо бы добавить в книгу".

Первый том посвящен общеэволюционным вещам: "не только происхождению человека, а человека в супершироком смысле, потому что наши особенности не только человеческие, а предков человека… Мы состоим из многих частей, которые были нужны еще одноклеточным и беспозвоночным существам. Первым ланцетникам, первым рыбам, первым рептилиям и т.д. В ней говорится о том, почему у нас не 5 или 6 ног, и не 25?"

- Ну почему у нас не 5 ног, можно было догадаться! – бросил Михаил Гельфанд.

- Не факт, нечетное количество конечностей тоже в природе возникало, как это ни странно. Могли быть варианты, – весело тут же парировал Станислав.

"И то, что у нас именно такое количество рук, ног, голов, мозгов и всего прочего, это, с одной стороны, некая случайность, так как были альтернативные варианты. С другой стороны, закономерность, потому что движение материков, изменение климата и взаимодействие разных живых существ привели к тому, к чему привели", – продолжил он. – "А вторая часть первого тома жутко интересная тема – ископаемые приматы, почему-то просевшая в публикациях на русском языке… И самое интересное, что среди такого количества приматов были те, кто тоже могли стать разумными. Но не стали. И разбирательство, почему кто-то стал, а кто-то не стал, само по себе очень интересно".

Станислав Дробышевский рассказал, что второй том его книги – более "линейный", он описывает именно человека и его предков, начиная с австралопитеков. "Тема безграничная, ей, по-хорошему, надо посвящать не один том, а 25, но боюсь, что тогда бы читатели не выжили. И я старался об этом не написать и об этом тоже… Надеюсь, что будет продолжение, и пока книга в издательстве доходит до кондиции, я уже успел написать другую. Но непонятно, где она будет издана".

В ходе презентации проекта речь зашла о том, как трудно авторам книг успеть за стремительно развивающейся революцией в той же биологии. При этом если попытаться обобщить научные статьи, посвященные, скажем, неандертальцам, то единой картины не возникнет. И порой на какую-то тему и книгу написать невозможно.

Ирина Якутенко сравнила популяризацию науки с ремонтом, который нельзя завершить, можно только закончить, зафиксировав некоторые существующие парадигмы. Борис Жуков на это заметил, что ситуация, когда научные парадигмы друг другу противоречат, это еще полбеды, "хуже всего, когда в научных теориях используются разные понятия, и перевести одни на язык других – отдельная большая работа, а в худшем случае – это просто невозможно".

Валентин Кориневский подчеркнул, что среди более 80 книг, вышедших при поддержке Фонда "Династия", не было ни одной книги, включая книги Стивена Хокинга или Джареда Даймонда, которая не вызвала бы критики с какой-то стороны. Отдельные критики никак не могут успокоится из-за издания Хокинга. "Про Хокинга не знаю, а Даймонда издали точно зря", – заметил, смеясь, Михаил Гельфанд. Валентин сравнил научно-популярные книги с мимолетным слепком существующей научной картины мира. "Важно понимать, что то, что мы знаем сейчас, это истина, которая завтра уже может быть пересмотрена", – уверен он.

"Хорошая просветительская книга – это не изложение фактов или даже системы фактов, а научение тому, как к фактам и таким системам фактам относиться, рассказ о том, откуда они берутся, и методах исследования. Книга Бориса Жукова в значительной степени про это. И обучение пониманию, как критически относиться к научным данным", – считает Михаил Гельфанд.

"Весь опыт "Династии" показал, что главное – это не entertainment, не развлечение тех, кому интересна наука, ага, мы узнали, как появился человек… Гораздо важнее показать, как происходит процесс мышления, и озадачить читателя, дав ему какой-то научный инструментарий", – заключил Валентин Кориневский, ранее занимавшийся книжными проектами Фонда "Династия".

Более подробный рассказ о презентации "Примуса" вместе с фрагментом, записанного на видео выступления Михаила Никитина, смотрите в видеоролике.


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО