Пресса

100 любовных признаний из великой русской литературы

Артем Пудов Независимая газета Артем Пудов

В работах российских философов, политологов и социологов в быту мы встречаем выражение "загадочная русская душа" и соглашаемся: да, наша жизнь построена на контрастах, противоречиях, во многом непонятных большинству в мире. Антология любовных признаний великой русской литературы "Уроки русской любви" – это 100 коротких отрывков и около 20 эссе современных писателей и журналистов, характеризующих – в основном с долей иронии, но всегда заинтересованно и вдумчиво – те или иные любовные линии в русской литературе.

Составитель Мария Голованиевская смело начинает с древнерусской литературы, Николая Карамзина и заканчивает Анатолием Рыбаковым, Виктором Ерофеевым, Юрием Нагибиным. Можно предположить, что бесконечные дискуссии литературоведов, учителей-словесников на предмет, что же считать классикой – только литературу до середины XX века, с небольшими исключениями и включать ли в этот список современные тексты или даже "альтернативную" литературу – все-таки приведут к общему знаменателю. В любом случае в новой антологии нашлось место как Федору Достоевскому, Сергею Аксакову и Ивану Тургеневу, так и Михаилу Арцибашеву, Константину Вагинову, Нине Берберовой – писателям с различной репутацией, художественной манерой и местом в литературном пантеоне.

Многие любовные признания звучат для нас по-иному, обретая новые краски и смыслы в контексте современной жизни и нашего читательского опыта, а значит, можно преодолеть наивное восприятие литературной классики и действительно сопоставить собственные, теперь уже взрослые знания и приоритеты с литературным произведением. Экспрессивная записка лермонтовской княжны Мэри Печорину, странный диалог двух противоположностей – Ильинской и Обломова у Гончарова, фрагмент описания взаимоотношений Лары и Живаго у Пастернака – эпизодические, но яркие свидетельства пресловутой "вневременности" классики.

Эссе, сопровождающие некоторые из представленных отрывков, своеобразно отражают отношение современных авторов к произведениям их предшественников. Несмотря на известные жанровые субъективизм и максимальную свободу высказывания, эти тексты выходят за рамки просто художественно оформленного произведения, являясь полемичными. Так, наряду с глубоко личностным текстом Алены Долецкой об "Это я, Эдичка" Эдуарда Лимонова присутствуют эссе Андрея Наврозова о "Бедной Лизе" Николая Карамзина и Александра Иличевского об "Отцах и детях" Ивана Тургенева, представляющие не школьное, а индивидуальное прочтение классики. Иличевский в "Человеке и темноте" говорит о необходимости переосмысления академического текста "Отцов и детей" и называет это произведение "самым настоящим диссидентским романом... По сути (роман Тургенева) находится вне советской доктрины и оспаривает ее, ибо он – первая в русской культуре попытка показать, как идеология уничтожает человека".

Поэты Андрей Новиков-Ланской и Фаина Гримберг (Гаврилина) принадлежат к разным литературным направлениям, их творчество устремлено по противоположным векторам, поэтому столь интересно сравнить их эссе. Новиков-Ланской в тексте "Свет и уголь" о "Мастере и Маргарите" Михаила Булгакова восхищенно и детально рассказывает о романе, тогда как Гринберг ("Кое-что об электричестве") разрушает привычные представления о романтизме главных героев "Доктора Живаго" и предлагает "противоядие" восприятию женщины как "сладкого куска, живого и животного" у Пастернака защиту телесной и духовной независимости женщины у Льва Толстого.

Антология "Уроки русской любви" состоит из любопытной подборки художественно убедительных, эмоциональных сцен любовных признаний и эссеистики – где-то спорной, где-то радостно-сопереживающей, а где-то и суховато-критичной, но неизменно качественной. Классика и современность будто сплетаются в один тугой узел общего литературного процесса, что дает право назвать данный сборник неординарным и интересным для широкой читательской аудитории.


ЗДЕСЬ УПОМЯНУТО