Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

03 августа 2018
АВТОР
Василий Владимирский

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до "Большой книги", одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.  

На прошлой неделе социальные сети взорвала новость о присуждении Анне Старобинец премии "Еврокон" в номинации "Лучший писатель-фантаст Европы". 

Помимо традиционного "а кто такая Старобинец и что она написала?" было сказано немало нелестного в адрес самого "Еврокона". Договорились до того, что премия — малозначительная, вручили ее исключительно по политическим соображениям, и вообще не стоит обращать внимание на этот мелкий эксцесс. Что, в общем, нормально: обесценить решение, которое принято без твоего участия и вопреки твоему желанию, к сожалению, естественная реакция для творческой среды. Но хотелось бы все-таки разобраться с фактами и расставить некоторые точки над "ё".
Чтобы понять, почему ситуация с Анной Старобинец, с одной стороны, исключительная, а с другой — не то чтобы совсем небывалая, надо в общих чертах понять, как устроена премия Европейского общества научной фантастики (сокращенно ESFS). "Еврокон" — фестиваль уникальный: каждый год он проходит в новой стране, в новом городе, на базе очередного национального конвента любителей фантастики, с разным опытом и традициями. Иногда на "Евроконе" собираются сотни человек, иногда — тысячи, порой большинство участников говорят на одном языке, чаще — на полутора-двух десятках разных. Россия, к слову сказать, удостоилась чести провести этот конвент дважды, один раз в Москве, один — в Санкт-Петербурге.

Неизменным остается только протокол вручения премий ESFS. По строгим правилам Европейского общества, каждая национальная делегация имеет право составить свой список претендентов — победители же определяются по результатам голосования всех этих национальных делегаций. Львиная доля призов, как правило, достается принимающей стороне: например, на московском "Евроконе" 2008 года в Зал славы вошел писатель Александр Громов, на киевском в 2006-м — Генри Лайон Олди (под этим псевдонимом работают Дмитрий Громов и Олег Ладыженский из Харькова), а в 2013-м, на следующем киевском "Евроконе", — Андрей Валентинов.

Шансы кандидата заметно возрастают, когда представители республик бывшего СССР выступают за него единым фронтом. Тут важно, чтобы не возникло конфликта интересов — и чтобы "бывшие советские" без проблем добрались до места проведения конвента. В 1994 году, когда "Еврокон" прошел в городе Тимишоара (Румыния), главной награды ESFS удостоился киевлянин Борис Штерн, в 2003-м в Турку (Финляндия) — Сергей Лукьяненко, а в 2004-м в Пловдиве (Болгария) — Ник Перумов.

В 2018 году "Еврокон" вручался не в Восточной Европе и даже не в Скандинавии, а во Франции в городе Амьен. Анна Старобинец не приезжала на конвент, не имела возможности повлиять на ход голосования или гордо отказаться от премии и вообще узнала о награждении постфактум. Кроме нее на эту награду претендовали не последние авторы из Франции, Германии, Австрии, Ирландии, Италии и с Украины. Не самый удачный расклад для кандидата от России. Но только на первый взгляд.

Отечественные любители фантастики не очень хорошо знают странную, некомфортную, наполненную тревожными образами прозу Старобинец. Объясняется это просто. Московская писательница не публиковалась в сериях с "говорящими" названиями "Звездный лабиринт", "Русская фантастика" или "Фантастический боевик", не участвовала в "дискуссиях о жанре" на страницах профильных журналов, не зажигала на постсоветских конвентах. В ее библиографии всего три условно-фантастических романа и три сборника "малой формы". Ну а о том, что происходит за пределами "фантастического" комьюнити, наши ценители жанра следят не слишком внимательно.

Зато изобретательную, нетривиальную прозу Анны в отличие от книг большинства ее коллег по перу переводят в Испании, Великобритании, Франции. В Европе Старобинец знают, читают, обсуждают. О ее книгах благосклонно отзываются критики и писатели, в том числе Кристофер Прист, автор "Опрокинутого мира", "Престижа" и "Архипелага Грез". Более того, ее произведения уже выдвигались в Испании на "505 по Кельвину" и премию Игнотуса, а во Франции — на "Большую премию воображения", премию Грэма Мастертона и "Имажиналии". И не только фигурировали в шорт-листах. В 2013 году Анна Старобинец удостоилась Premios Nocte (Испания) за повесть "Переходный возраст", а в 2017-м — Prix Imaginales (Франция) за роман "Убежище 3/9".

"Еврокон-2018" — абсолютно логичное продолжение этого ряда. Премия вполне заслуженная: за нетривиальные, толково переведенные тексты, а не за красивые глаза. И, если уж по гамбургскому счету, это не самая престижная европейская награда в коллекции Старобинец. И наверняка не последняя — если Анна не бросит писать прозу, которую можно с той или иной степенью уверенности назвать "жанровой".