Фрагмент нового романа Владимира Сорокина "Манарага"

Фрагмент нового романа Владимира Сорокина "Манарага"

02 марта 2017
ИЗДАНИЕ
GQ

Каталогизатор наслаждений, химик-экспериментатор российской словесности Владимир Сорокин знает толк в литературе. В его новом романе, который выходит в издательстве Corpus, человечество не читает, оно жарит еду на книгах, перелистывая горящие страницы. Это нелегально, поэтому лучшие шефы, как герой романа Геза, вынуждены скрываться. "Манарага" – философский боевик, уморительный бук-панк с запахом копченого мира. Купите бумажную версию, пригодится.

GQ попросил Сорокина ответить на естественный вопрос: а какие блюда можно приготовить на его книгах (включая эту)? Вот что ответил автор:

"Наверно, какую-нибудь дичь. Рыбу фугу на "Сердцах четырех", медвежий ливер на "Норме", фаршированную лебединую шею на "Романе", сало тибетского яка на "Голубом сале", волчье сердце на "Дне опричника". А на "Манараге" можно зажарить ассорти из тропических фруктов и насекомых".

4 апреля

День: ну вот, настало время почитать бандитам. Трансильвания, поселение Брашов, цитадель на холме. Итало-румынская свадьба. Жених — сицилиец, сын известного торговца "золотыми рыбками", ставшими для послевоенной Европы главным наркотиком. Невеста — дочка местного бандита из правящей элиты Трансильвании. Третий день свадьбы, полтысячи гостей. После великой битвы при Коложваре и так называемого Трансильванского мира Трансильвания пережила парочку быстрых войн местного масштаба, связанных с дележом власти. Теперь здесь все в порядке, власть принадлежит военно-бандитской олигархии, окруженной верными цепными псами. В отличие от Лангедока, Пруссии и Баварии, монархические идеи в Трансильвании покамест не прижились. Банальный феодализм. Здесь в избытке новоявленных Дракул, чьи замки-крепости грозно украшают трансильванский ландшафт. Эта свадьба — яркий тому пример. Торжество проходит в старинной цитадели, расположенной на холме. Вокруг нее — руинированное поселение, ранее называвшееся городом. На башнях цитадели — автоматические пушки, пулеметы и огнеметы, по периметру — неугасимый луч безопасности, густая охрана с автоматами. Мда, трудно заподозрить местную власть в излишнем доверии к своему народу…

Свадьбу гуляют на главной площади цитадели. Сегодняшний день — исключительно book’n’grill. Шестьдесят девять наших поваров. Такое случается на Кухне. Именно эти бандиты за восемь секунд и купили тогда чтение "Мертвых душ". Не знаю, как другие повара, но я читаю здесь только один раз. Уверен, что у них запланированы и десерты. Денег у них как грязи: после битвы золотая казна армии Абубакра осталась в Трансильвании. Гуляют широко!

Итак, вся свадьба восседает за огромным столом-тором, в центре которого оказываемся мы, читатели. 69 жаровень! Повод снова встретиться с нашими. Перемигиваемся. Все в белом, у своих жаровень со своими чемоданчиками: Джеймс, Саша, Ли, Эрик, Лукас, Алвизо, Михель, Майкл, Марсель-Бретер, Николя, Рекс, Витторио, еще один Витторио, Славой, Георг, Гордон, Владимир, Валентино…

Появляются слуги с подносами. Открываем чемоданчики почтальонов, выкладываем дрова на подносы. И обносим первоизданиями неблагородную публику. Кладня простовата и пестровата, в основном детективы и хоррор ХХ века:

"Крестный отец", "Судья и палач", "Десять негритят", "Ребекка", "Фаворит", "Умри тяжело", "Мыс страха", "Парк Горького", "Мизери", "Последний выход в Бруклин", "Сияние", "Вскрытие показало", "Ланч обнаженных", "Желтый пес", "Восставший из ада", "Игольное ушко", "Шпион, пришедший с холода", "Пора убивать", "Морской волк", "Изгоняющий дьявола", "Лунный камень", "Дети кукурузы", "Мальтийский сокол", "Азазель", "Команда Смайли", "Признание авантюриста Феликса Круля", "Птицы", "Шум и ярость", "Три мушкетера", "Смерть под парусом", "Волчица", "Королева Марго", "Купе смертников", "Лифт на эшафот", "Собака Баскервилей", "Убийство Роджера Экройда", "Тайна желтой комнаты", "Кровавая жатва", "Камера обскура", "Ребенок Розмари", "Крик совы", "Зигзаги подлости", "Молчание ягнят", "Наш человек в Гаване", "Аэропорт", "Флетч", "Английский пациент", "Дело перепуганной машинистки", "Золотой храм", "В круге первом", "Душной ночью в Каролине", "Когда спящий проснулся", "Вдова Кудер", "Преступление и наказание", "Покойник из Найроби", "Приключения Калеба Вильямса", "Скрытые лица", "Шакал", "Ловушка для Золушки", "Вампирские хроники", "Бытие и время", "Они жаждут", "Процесс", "Звонок в дверь", "Американская трагедия", "Знак четырех", "Дьявол в синем", "Хладнокровное убийство" и "Мертвые души".

Чтение тянет на пол-лимона. Раритетов здесь хоть и немного, но все-таки…

Со своим увесистым поленцем на подносе двигаюсь по тору между Марселем и Алвизо. Я: У них еще будут чтения? АЛВИЗО: Вечером — женский роман. Рыба. МАРСЕЛЬ: В полночь — юмористические рассказы. Десерт. Потом — фейерверк. Я: Из пушек и пулеметов по спящему городку? АЛВИЗО: И из огнеметов — тоже…

Жених и невеста приветствуют нас бокалами с шампанским. Они молоды, полны ожиданий и возможностей. На физиономии гостей лучше не смотреть: бандит на бандите + вульгарные бабы.

Занимаем места у жаровень. У меня на решетке — дюжина устриц под пармезаном. У Алвизо — фазаньи сердца, у Марселя — морские гады из Марселя. Блоха сканирует все жаровни: торжество пикантных блюд.

Звенит гонг. Вспыхивают старомодные спички. Пламя касается бумаги. Эскалибуры перелистывают титулы.

Началось!

Громко звучит… нет, не "Полет валькирий", не болеро Равеля, не "Обнимитесь, миллионы!", а румынский народный танец "Кулюш". Что поделаешь, все соответствует…

И не успеваю я спалить Чичикова, пожаловавшего на вечеринку к губернатору в своем брусничном фраке с искрой, как какой-то молодой бандит в белом фраке без искры выхватывает пистолет и начинает палить в воздух.